ФОТОГРАФИИ:


ВРЕЗКА:

Про русских гидов.
   Работать русскому человеку гидом в Японии без лицензии нельзя, это серьёзное преступление, грозящее штрафом и депортацией. Кстати, работать гидом японцам и гражданам других стран без лицензии не запрещается. Так что это эксклюзивно для русских. Для того, чтобы получить лицензию, нужно сдать следующие экзамены:
   -Русский язык
   -География Японии
   -История Японии
   -Обществознание Японии

Экзамен построен таким образом, что сдать его гораздо проще японцу, чем иностранцу. Причина этого в том, что все вопросы во всех пунктах задаются по-японски. Даже экзамен по русскому языку, сводится к переводу на японский русского текста. Т.е. для иностранцев резко завышены требования в плане знания иероглифики, уровень которой значительно превышает уровень 1 кю норёку сикен. Ни один из иероглифов, кроме очень редких случаев (географические названия), в экзамене не подписан. Естественно, словарём пользоваться нельзя. В довершение всех сложностей, вопросы из года в год не повторяются, так что бесполезно изучать примеры прошлогодних экзаменов.
   Писать нужно только от руки и только иероглифами, ответы на хирагане не засчитываются. Тексты крайне сложные, зачастую написанные японцами, изучающими русский язык, а посему, крайне кондовые и трудные в переводе. Один раз тема текста, который предстояло переводить, звучала как "Рабская сущность русского человека".
   Остальные 3 экзамена это угадай-ка один из 4 ответов. Однако не спешите радоваться, среди вопросов встречается "Назовите любимый онсэн императора Канму" и "Покажите на карте любимый онсэн императора Канму", зачем это нужно для работы гида, история умалчивает. Японцы этот экзамен тоже сдают не с первого раза. В виду того, что зачастую НИКОМУ из сдающих не удается успешно сдать все 4 экзамена, сделана поблажка: если сдан, например, один или два экзамена, то на следующий год их можно не сдавать. В результате туристам приходиться слушать ужасный акцент японских гидов, но это полбеды: японские гиды, как правило, практически не могут ничего рассказать по-русски, если это выходит за пределы туристической программы.


Наши Друзья:






Реклама:




Авторская колонка: Киото. Часть первая > Прогулки по Киото

24.03.2009 Саппоро-Читосе-Кансай-Киото

Поездка на Хонсю началась в 6.00 утра в Саппоро, когда зазвенел будильник. Проснулись мы на удивление бодрые, словно и не легли вчера в 2 часа ночи, провозившись с упаковкой вещей. Поскольку всё было уже собрано, мы наскоро перекусили кофе с булочками и отправились на станцию Соэн. За сегодняшний день предстояло пролететь более 1000 км и перелететь из г. Саппоро на Хоккайдо в Кансайский международный аэропорт на Хонсю. Но сначала нужно было добраться до отправной точки нашего путешествия, аэропорта Читосе. Начало было довольно бодрое, я забыл билет на поезд в турникете. Проверка билетов в японских поездах очень похожа на московское метро: покупаешь билет, вставляешь в считыватель турникета и забираешь на той стороне. При выходе на конечной станции билет считывается и назад уже не возвращается, так японцы решили заодно и проблему мусора. Весь увешанный сумками я забыл забрать билет с обратной стороны. Выяснилось это уже на самой Саппоро стейшен. Делать было нечего, поскольку мы спешили, то просто пересели на другой поезд, благоразумно отложив проблему до станции Аэропорт Читосе. Там я, сделав скорбное лицо, сказал что, мол, потерял билет, но готов купить новый. На что японцы, сделав не менее скорбное лицо, сказали, чтобы я был осторожнее и пропустили меня так. Юмор ситуации заключался в том, что билет от Саппоро стейшен до Читосе стоит 1150 йен, а вот от Соена до Саппоро стейшен стоит 160 йен. Экономия почти в десять раз, так что, чисто теоретически, можно купить билет до соседней станции, проехать сколь угодно большое расстояние и уже на конечной станции сказать, что потерял билет.
   Наскоро перекусили в закусочной Мак Бургер (это такая японская версия Макдональдс, настоящий Макдональдас тут тоже есть, но его стандартный рацион с идентичными вкусами мне успел надоесть). Перед полётом мы попялились на морских рыбин с глупыми мордами, рыбы плавали в большом аквариуме и недобро пучили на нас глаза. Немного прогулявшись по аэропорту, отправились на второй этаж регистрироваться и с лёгким удивлением обнаружили, что мы единственные иностранцы на рейсе до Кансая. Собственно, проезд на внутреннем японском авиарейсе больше всего похоже на проезд на том же поезде, документы никто не спрашивает, всё предельно автоматизировано. Собственно, сама процедура посадки состоит из трех этапов:
   Первый - зарегистрироваться на рейс. Делается это с помощью специального автомата, там нужно выбрать режим регистрации и поднести билет со штрих-кодом. Затем отображаются места в самолёте на манер кинотеатра, где можно выбрать любые свободные места в пределах своего класса. Кстати, японцы зачастую предпочитают покупать билеты на самолёт прямо через сотовый телефон, при этом штрих-код, который в моём случае был изображён на билете, выводится прямо на экран мобильного телефона. После выбора мест мы приступили к проверке багажа. Сводится он к обычному просвечиваю содержимого. После сдачи багажа печатается ещё один билет с штрих-кодом, в котором прописан багаж. Кроме этого выдают специальную наклейку с номером. Причем всё подвязано на самые разные системы скидок, самая простая из которых - это превращение километров полёта в покупки в специальных фирменных магазинах. В общем, всё довольно запутанно и для обычных иностранцев весьма неудобно. Собственно, сотрудники аэропорта это знали и лезли нам помогать, раздражая довольно слабым английским языком. Одну особенно усердную девушку я поразил явно новой для неё мыслью, что некоторые иностранцы вообще-то по-английски не говорят. Наконец, формальности были пройдены и мы уселись на борт боинга 737-300, я вяло попивал сок с элиутерококом и смотрел, как готовятся к взлёту и посадке другие рейсы самых разных авиакомпаний. Больше всего было, конечно, Джал и Анна, но попадались и Кореан Эйр и даже, диковинными пришельцами из другого мира, мелькали самолёты Люфтганза и Аэрофлота.

Я даже не удивился, когда мимо иллюминатора величаво проплыл самолёт, раскрашенный персонажами из аниме «Покемон». Взлёт прошёл гладко, с обычным успокоительным бредом, включающим инструкции при аварийной посадке на воду. Дескать, нужно наклониться вперёд и закрыть голову руками, как это показывают улыбающиеся персонажи в ролике. И то верно: нация, познавшая путь самурая, не должна волноваться о каких-то там авиакатастрофах. Впрочем, летать на японских самолётах очень безопасно, за последние 20 лет самолёты в Японии разбивались дважды: в 1996 году и не далее, как за день до нашего отлёта. Рейс порадовал видами облаков и мелкими радостями путешественников в виде стаканчика сока, что принесла улыбчивая стюардесса. Раздавали и газеты, я взял английскую Дейли Ёмиури (кансайское издание на английском языке). На первой полосе красовалась обгорелая туша перевёрнутого боинга и заголовок «Самолет службы Федерал Экспресс разбился, все люди на борту погибли». Причём, стюардесса газету явно не читала и раздавала совершенно машинально. Самолёт как раз вошёл в зону турбулентности, я показал стюардессе полосу и сказал, что мне очень нравится чёрный юмор компании АНА. Стюардесса очень смутилась, извинилась, и газеты разносить перестали. Посадка оказалась достаточно жёсткой, когда шасси коснулись взлётной полосы, тряхнуло довольно ощутимо. Выход из самолета, как и посадка, идёт строго в соответствии с классом: сначала инвалиды, потом первый класс, потом все остальные. Кансайский аэропорт встретил нас непривычными запахами и ветреной погодой. Времени на экскурсю не было, мы только купили обенто, обед в коробе, и отправились на станцию Джей Ару, пересаживаться на поезд с красивым названием Харука (что переводится как «дальний») и чуть менее красивой цифрой 28. Вот тут нас ждала засада. В автомате мы купили не те билеты. Причем пропустить нас в поезд пропустили, однако суровый контролёр заставил нас купить билеты ещё раз, причем по какому-то самому дорогому тарифу, так что поездка за 2000 йен обошлась нам почти в 5000. Я философски подумал, что так вселенная восстанавливает справедливость за мой безбилетный проезд до Читосе. Наконец, уладив транспортные вопросы, мы принялись уплетать рис с морепродуктами и смотреть на проносящиеся мимо станции. Мимо пронеслась Осака с огромной иглой небоскрёба, явно выделяющейся на фоне остальных зданий. Ехали мы уже минут сорок и стали откровенно клевать носом, женский голос в записи объявлял станции. Интересно, этот самый голос объявляет все станции во всей Японии, то есть кому-то пришлось зачитать все их названия, а это не одна сотня. Наконец, уставшие, но довольные мы вышли на Кёуто стейшен.

Священный Источник
   До въезда в отель у нас оставалось несколько часов, мы засунули сумки в камеру хранения (довольно дорогая, 60 руб сутки) и отправились осматривать город. Ближайшей достопримечательностью был священный источник. Это одна из древнейших усадьб на территории города. Ресторан и синтоистское святилище одновременно. Конечно, здания много раз перестраивались и уже невозможно найти постройку, сохранившуюся в первозданном виде. Но всё равно, на протяжении более 1000 лет это место принадлежит одной семье, одному клану и в современной Японии всё осталось по-прежнему. В прошлом усадьба была в разы больше, на сотни метров простирались пруды, где японские императоры любили кататься на лодках. Собственно, в какой-то степени это был древний парк развлечений для высокопоставленных особ. Сейчас это уютный парк с небольшой часовней и семейным рестораном. Вход в который открыт для всех желающих. В неглубокой речушке плещутся карпы и высовывают морды в ожидании что посетители дадут им корма. Корм продаётся здесь в же в маленьком автомате где за 100 йен можно купить вафельный брикет с маленькими гранулами, больше всего похожими на вискас. Но рыбам нравится. Плавают и флегматичные черепах. Несмотря на значимость места, ресторан сравнительно недорогой, за 50$ можно перекусить вдвоём. Все блюда готовят на воде из того самого священного источника. Такой вот прагматизм, он ещё нам часто будет встречаться.

Экохаус
   http://www.eonet.ne.jp/~kyoto-ecohouse/
   Если заглянуть на вебсайт, посвящённый отелю Экохаус, то создаётся впечатление, что это милый уютный домик, в котором можно почувствовать настоящую повседневную Японию. Да и всего за 2000 йен в сутки на двоих плюс накладные расходы. В комплекте идут два велосипеда, керосиновый обогреватель, кухня и ванная комната. На деле оказалась выдающаяся хибара, наполовину вросшая в землю, ужасно холодная благодаря бумажным стенам. С низкими потолками, о которые я периодически бился головой. Ванна действительно была, стандартный санитарный блок казался неведомым пришельцем из будущего. Тем не менее, действительно оказалось довольно дёшево, летом так можно жить вообще с комфортом и очень в японском стиле: на маленькую комнатку приходилось аж 4 домашних алтаря. Насыпав деревянным изваяниям мелкой монеты мы отправились осматривать город дальше. Ещё канринин, передавая мне ключи, показал на маленькие платочки с заколками и посоветовал крепить их на одеяло, чтобы ночью не запачкать слюнями. Кажется, это была самая странная вещь, которую я услышал от японца. В общем, у кого что болит.

25.03.2009 Киото
   Эко-хаус
   Изрядно помёрзнув за ночь в Эко-отеле из-за бумажных стен и того факта, что в Киото в конце марта не так уж и тепло, а заодно нанюхавшись керосиновой вони от обогревателя, мы проснулись уставшие, но довольные. Наскоро перекусив суси и вооружившись парой велосипедов, мы отправились покорять город.

Замок на втором проспекте. (Нидзёдзё)
   В истории Японии существовало 3 сёгуната. Сёгунат Минамото, Сикага и Токугава. Замок на втором проспекте был выстроен семейством Токугава, а именно Токугава Иясу. Уникальность этого места заключается в том, что это единственная в Японии постройка, сохранившаяся в первозданном виде с момента строительства в 1603 году на протяжении целых 406 лет. Замок был построен после войн за объединение Японии и никогда не был завоёван. Собственно, главной задачей постройки было показать мощь и богатство семьи Токугава. Поэтому замок является не сколько крепостью, сколько произведением искусства. В частности, были собраны лучшие мастера со всей Японии. В первую очередь задачей замка на втором проспекте было показать императорскому двору, что семейство Токугава ничем не уступает божественному Тэнно-сама.
   Хоть замок Нидзёдзё был выстроен в уже относительно мирное время, возле десятиметровых стен раскинулся широкий и глубокий ров. В мутноватой стоячей воде водятся карпы, при желании им можно покрошить хлеба. Для удобства туристов подъёмный мост демонтировали и на его место поставили постоянный, что, конечно же, несколько портит впечатление неприступной крепости.

Ворота украшены уникальной сквозной резьбой по дереву. Уникальность данной работы в том, что рисунок с разных сторон доски полностью различен. На сегодня данная техника считается утраченной. Добиться подобного эффекта теперь можно только при помощи трёхмерной лазерной резки.

На воротах красуется императорская хризантема. После довольно драматических событий эпохи Мейдзи*, когда императору удалось возвратить себе полноту власти, в знак своей победы Мейдзи приказал заменить все печати рода Токугава на императорскую хризантему.
   * - частично это отображено в фильме Последний самурай.

Возле ворот, в низком неприметном здании, находились самураи охраны, которые проверяли путников, что приходили в замок. Войти в замок с оружием позволялось лишь самому императору.

Внутри храма фотографировать нельзя, считается, что вспышки могут повредить древние гравюры, которыми украшены перекрытия здания. Замок состоит из шести павильонов, один из которых – это белая обитель, покои самого Сёгуна, где он уединялся для сна и отдыха с жёнами и избранными любовницами. Все остальные помещения расположены на некотором отдалении от белой обители. Чем выше был ранг самурая, тем в более близкий к белой обители павильон его допускали. Государственные дела решались в так называемой чёрной обители, где сёгун принимал послов. Забавный нюанс: во всех приёмных место Сёгуна несколько приподнято по отношению к остальным. Единственная комната, где сделано с точностью наоборот – это императорские покои. Теоретически эти комнаты готовы и сегодня принять ныне царствующего императора Хэисэи. Однако замок на втором проспекте за все 406 лет истории никогда не посещали императорские особы.

Каждая доска в замке издаёт специфический скрип, это так называемые соловьиные полы. Согласно летописям, самураи-охранники могли по звуку половицы точно определить, из какой комнаты в замке он раздаётся. На фотографии показано устройство соловьиных полов.

Ров обнесён невысоким заборчиком с предупреждением об опасности, а остроумные японцы подписали маркером «осторожно, крокодилы». А также свои имена. Собственно, вырезать на древней святыне сакраментальное «здесь был Вася» вовсе не чуждая японцам мысль. Правда, делают они это как можно незаметней. Табличка – редкое исключение.

Панорамный вид на замок, если бы не современные здания на заднем плане, можно было бы поверить, что мы перенеслись на 400 лет в прошлое. Замок тогда выглядел практически, так же как и сегодня. Сама точка съёмки – это каменное основание одной из сторожевых башен замка. Сама башня сгорела от удара молнии, восстанавливать её не стали, но превратили в смотровую площадку для туристов.

Часть убранства замка выполнена в стиле сада камней знаменитого Рюандзи. Камни оформлены площадкой изо мха. Кстати, искусство выращивать декоративный мох считается весьма почётным в Японии. Надо полагать, совсем не простое занятие.

В внутреннем дворике разбит парк в классическом стиле. С неглубоким озерцом, где прогуливаются цапли. В озерцо впадает небольшой водопад. Здесь Сёгун должен был отдыхать от государственных, дел наслаждаясь гармонией природы.

Пожалуй, самым главным препятствием, мешающим почувствовать дух места, были толпы снующих туда-сюда иностранцев (впрочем, хватало и японцев). Если подвести некий промежуточный итог, то Киото превратился из древней столицы в масштабный аттракцион на открытом воздухе. Это, конечно, не плохо, если вы приехали сделать пару снимков типа “Вот он я, а вот большая будда”, но если вы хотите по-настоящему прикоснуться к японскому религиозному и историческому наследию, есть два варианта: очень рано вставать или посещать малоизвестные храмы. Так или иначе посещение Киото – это великолепное приключение, которое стоит испытать каждому даже очень далёкому от японской культуры человеку. Незабываемые впечатления гарантированы.

Рюандзи Храм Покоящегося Дракона

Больше всего Рюандзи знаменит, конечно же, садом камней. По концепциям дзен буддизма есть два аспекта существования: живое и мёртвое. Инь и янь. Мёртвый сад камней был создан в противовес зелёному парку, также расположенному на территории храма. При этом с обычной точки наблюдения человек ростом до двух метров может увидеть только тринадцать камней из четырнадцати. Концепция дзенбуддизма подразумевает медицтацию, когда человек перестаёт искать четырнадчатый камень, он приходит к нему сам. Надо отметить, что поскольку на фотографиях камни видны без каких-либо объектов, позволяющих определить их размер, бытует заблуждение что сад камней – это эдакие огромные валуны размером несколько метров. На самом деле это не так: самые крупные камни едва достигают одного метра в диаметре, самые мелкие – всего несколько десятков сантиметров. Если вы всё-таки надумали попытаться насладиться атмосферой древнего места, приходите в храм часиков эдак в 6 утра. Пока не хлынул поток туристов, превращающий место релаксации и медитации в некоторое подобие бомбейского рынка. Где десятки людей вытягивают головы и руки с зажатыми в них камерами, жадно пытаясь ухватить хоть что-нибудь. В довесок всех бед храм, был на реставрации, что значительно изменило точку, с которой обычно смотрят на сад камней, в результате практически отовсюду был виден пресловутый четырнадцатый камень. Так что пришлось уйти без всякого сатори. Увы.

На входе установлена модель храма камней для слепых. Табличка так и гласит: “Мини-версия сада камней для лиц, испытывающих проблемы со зрением” в отличие от оригинала, этот сад камней можно и нужно трогать. Такая забота о слепых встречается во многих музеях Японии.

В целом, кроме сада камней, в рюандзи хватает всего интересного, например, очень красивый парк. Или каменная чаша с вырезанными на ней иероглифами, по бамбуковой палочке в чашу стекает вода. Сами по себе иероглифы ничего не означают, но если принять квадратное углубление для воды за иероглиф Рот (кути), то разом приходит понимание древней японской поговорки "Я счастлив тем, что имею". Позитивное мышление, в общем-то. Искренне позабавила надпись на нескольких языках "Данная вода не предназначена для питья". Разочаровавшись в дзнен буддизме мы решили отправиться в район Арасияма.

Район Арасияма

Огромный парк, включающий в себя гору, прилегающий к ней лес и несколько жилых кварталов. Сначала нужно пересечь мост Togetsukyo, когда-то мост был самой большой деревянной конструкцией в Японии, но эти времена давно в прошлом. Сейчас под декоративным деревом прячется бетон, но внешне мост остался такой же, как и столетия назад. На самом деле очень многие японские культурные памятники являются современными копиями в натуральную величину древних построек. Ранее описанный замок на втором проспекте, пожалуй, одно из редких исключений.
   Возле самой горы раскинулась парковая зона с множеством деревьев сакуры, поскольку был выходной, повсюду можно было видеть группы японцев, собравшихся на ханами, любование сакурой. Данное мероприятие сводится к тому, что нужно сидеть возле цветущей сакуры и пить пиво и саке. Когда градус выпитого доходит до нужной кондиции, начинаются игры суйкавари (разбивание арбуза) когда вдребезги пьяная японка с завязанными глазами, с трудом пытаясь устоять на ногах, машет здоровой суковатой палкой в тщетных попытках разбить арбуз. Когда это всё-таки удаётся, всё веселятся и едят обломки. Частенько угощая розовой мякотью проходящих мимо людей.
   Даже если подниматься на вершину горы нет никакого настроения, а количество выпитого ещё не требует разбивать арбузы или ещё что-нибудь палкой, можно прокатиться на лодке. Река мелкая, но быстрая, проплывая мимо цветущих деревьев сакуры и древних храмов можно действительно почувствовать себя в каком-то ином мире, описанном в старинных японских преданиях. Можно нанять и рикися (не путать с рикиси. Рикися – это повозка, которую таскают более чем крепкого телосложения парни, а рикиси – это профессиональный боец сумо). Раньше на рикиси ездили знатные вельможи, теперь в основном туристы, ну и развлечение это не из дешёвых: от 50$ за 40 минут. Можно встретить тут гейко и майко. Гейко – это взрослая гейша, майко, соответственно, подросток. Хватает и просто людей в кимоно.
   Если подняться на гору, можно познакомиться с японскими обезьянами.

Табличка на входе предупреждает «пожалуйста, не показывайте им никакой еды». Японская версия объясняет чуть более развёрнуто добавляя «они могут запрыгнуть на вас». Юмор таблички заключается в том, что непонятно кого имеют в виду: обезьян, огромных кузнечиков, может, зомби? Вообще, японцы, плохо зная английский, частенько выдают удивительные перлы. Например, японцы наивно думают, что слово please в английском делает фразу вежливой, поэтому можно увидеть вывески с надпись Get off please. Пошли вон, пожалуйста.
   Обезьян на горе хватает, людей они совсем не боятся и реагируют в основном, когда, в нарушение таблички, показываешь им еду. Делать это действительно достаточно рискованно, потому что стоит чуть замешкаться и оказываешься окружён плотным кольцом обезьян. Другая табличка, уже на чистом японском советует не смотреть обезьянам в глаза, дельный совет. Повадками обезьяны сильно смахивают на мелких городских бандитов, они жадно смотрят на хлеб у тебя в руках и слово говорят: “Чувак, есть курить?”. Если им что-то не нравится, могут вести себя довольно агрессивно и пытаться укусить. В общем, такая звериная японская гопота.
   На самом верху расположился уютный концентрационный лагерь для людей. Где за забранными сеткой окнами можно посидеть, попить кофе с булками, а также покормить обезьян специальным кормом, продающимся здесь же, не опасаясь, что “они запрыгнут на вас”. Обезьяны просовывают сквозь сетку руки и ноги и жадно просят подачку. Этим они мне живо напомнили маленьких грязных попрошаек во Владивостоке, которые дёргают тебя за штанину и подгребают себе рукой: "Подайте на пропитание”. Несколько раз в день обезьян кормят на небольшой площадке возле пресловутого "зоопарка наоборот". Действо это шумное, обезьяны дерутся за еду, пихаются и издают неприятные звуки. В общем, срез человеческого общества налицо.
   Устав от обезьян, мы забрались на вершину, где можно полюбоваться на город. Пейзаж довольно характерный, ибо, чтобы не нарушать стилистику древних храмов, максимальная высота зданий в городе ограничена 50 метрами. Поэтому, по сравнению с Саппоро, совсем нет небоскрёбов. Пока мы сидели на траве и поглощали обенто, наслаждаясь пейзажем и тишиной, одна из обезьян незаметно подкралась к нам и утащила пачку хлеба. В следующие минут десять за несчастный хлеб разгорелась настоящая битва, быстро переместившаяся вглубь леса, так что кто остался победителем мы так и не узнали. Правда, минут через 10 обезьяна вернулась, размахиваю пустым изодранным пакетом как национальным флагом.
   Спустившись с горы, мы проехались на романтическом поезде с отрытыми вагонами до Sagano и вернулись по реке Hozu обратно.

Район Арасияма настолько большой, что за один день практически невозможно посетить все интересные места. Так что, увы, но кое-что пришлось оставить на время нашего следующего визита в Киото. Что мы не успели посетить:

Храм Tenryuji
   Храм Tenryuji, расположенный в центре Arashiyama, был построен в 1339 и был отнесен к "Пяти Большим Храмам Дзэн Киото". Он известен своим пейзажным садом, который, в отличие от строений самого храма, сохранился до наших дней в своем первоначальном виде.

Бамбуковые рощи
   Бамбуковые рощи находятся за храмом Tenryuji и вдоль дороги к Okochi Sanso. Из бамбука до сих пор изготавливаются различные изделия, такие, как корзины, чаши, коробки, циновки, а также местные сувениры из области Arashiyama.

Okochi Sanso
   Okochi Sanso является поместьем с комплексом построек, сооруженных Okochi Denjiro (1898-1962), японской кинозвездой прошлых десятилетий. Просторный комплекс состоит из нескольких домов (видимых только с внешней стороны) и красивых садов с хорошими видами города Киото.

Храмовый комплекс
   Несколько маленьких открытых храмов, включающих Jojakkoji, Nisonin и Gioji, разбросаны к северу от железнодорожной линии JR вдоль подножья лесистых гор. Также здесь находится Rakushisha - прежнее место жительства Kyorai Mukai, поэта 18-ого столетия.

Продолжение следует….


Комментарии к статье: