Авторская Колонка: Газолина > 5 серия (гаремный сёнен)

Выходит Андрей Макаревич. Исполняет под гитару нашу заглавную песню. Уходит.

Специальный кулинарный выпуск!
   Суета вокруг о-бенто!
   Суета вокруг Бориса Бурды!
   Суета сует!

«Друзья!» - начал вещать Борис Бурда. – «Вы включили телевизор как раз вовремя, потому что я вспомнил ещё один способ оригинального приготовления курицы с картошкой…»
   - Я не понимаю, что он говорит, - пробормотал Кей.
   - Выучи этот язык. Ты умный, для тебя это не проблема. И вообще, в кулинарных каналах главное – смотреть, а не понимать, что там вещает этот мужик с усами. Так что смотри и запоминай. Я сейчас поднимусь в свою комнату и буду читать свежий том «Ван Писа», а ты, пока не научишься готовить, ничего не прочтешь.
   - Как жестоко, - фыркнул Кей, но спорить не стал.
   После того, что произошло тогда на крыше, Кей чувствовал себя очень виноватым передо мной. И хотя я вовсе на него не злился, все равно решил использовать эту ситуацию в своих целях.
   Иначе язва желудка к 20 годам мне гарантирована.

Утром, когда я спустился на кухню, то чуть не упал. Весь стол был заставлен тарелками со всякой едой. Кей стоял возле плиты и что-то мешал в кастрюле. Я так расчувствовался, что захотел обнять друга. Но напоролся на его кулак и отлетел к стене.
   - За что?! – завопил я.
   - Ты забыл Первый Закон Яойного аниме? Как только один мужчина приближается менее, чем на 10 сантиметров к другому мужчине, по краям экрана начинают расти розы, и все вокруг становиться яойным.
   - Да я просто хотел тебя отблагодарить за то, что ты всё это приготовил.
   - Я это не готовил. Это нам подбросили под дверь. Я разложил на столе всю эту еду, чтобы проверить, что пропало, а что нет.
   - А что там у тебя в кастрюле?
   - Кисель.
   «Вот это поворот»! – процитировал я сериал «Робоцып», как-то не задумываясь о том, откуда вообще о нем знаю.
   - Знаешь, эти онигири вроде свежо выглядят.
   - Они пахнут крысами.
   - А этот омлет вроде ничего…
   - Он пахнет огурцом.
   - И что? Огурец нельзя есть?
   - Но это же омлет! Он из яиц. И должен пахнуть яйцами!
   Кей смотрел на меня дикими глазами. Я с сожалением посмотрел на всю эту еду и спросил обречено:
   - Ты всё тут перенюхал что ли?
   - Конечно. Я не могу есть еду с улицы, пока её не понюхаю. Кстати, та ветчина пахнет ежевикой. И срок годности вышел только позавчера…
   - Ладно, давай свой кисель.

По традиции по дороге в школу мы встретили Мику-чан. На этот раз она не стала нас пинать, потому что ехала на роликах. Ограничилась только тем, что заорала на всю улицу:
   - Здорово, пацаны! Вы чего такие кислые?
   - Есть охота, - пробурчал я.
   - Тебе надо завести себе подружку, которая будет готовить тебе вкусные о-бенто.
   - Как насчет тебя, Мика?
   - Я не умею готовить. И вообще, я не ем. Я питаюсь солнечной энергией. Кстати. Я знаю кое-кого, кто с радостью бы готовил для Макото!
   - И кого же?
   - Ано…
   Из-за угла вышла Рича-чан. Наше с Кеем настроение мигом испортилось. Друг развернулся и пошел в школу другой дорогой. Я чувствовал, что мне предстоит объясниться с подругой. Рича-чан удивленно спросила:
   - Почему Кей-кун ушел?
   - Он не хочет тебя видеть. Ты разбила ему сердце, - ответил я. Рича сжалась. Она поняла, что я всё знаю. И о её влюбленности в меня тоже.
   - Вот, я про Ричу говорила. Она хорошо готовит. Рича, ты кажется, хотела отдать Макото свое о-бенто. Давай. Не стесняйся.
   - Ано… Макото-кун, возьми, пожалуйста!
   Рича-чан покраснела и протянула мне коробку. Я машинально открыл её. И почувствовал, что желудочный сок хлынул по моему пищеводу или где-то там что-то хлынуло, я не силен в анатомии. В коробочке лежали всякие милые штучки, от которых вкусно пахло.
   - Макото, Рича готовила этот о-бенто с любовью!
   - Перестань, Мика! – осадила её Рича. Я улыбнулся:
   - Спасибо. Я вижу, ты очень старалась.
   - Макото-кун… ано… это… если хочешь… давай пообедаем вместе! Тогда этот о-бенто твой. И если хочешь, я всегда буду готовить тебе о-бенто!
   Я почувствовал, что слова давались ей очень тяжело. Для неё предложение накормить меня было равносильно признанию в любви…

- Кей.
   Друг сидел за своей партой и мрачно взирал в окно.
   - Сегодня за обедом я хочу поговорить с Ричей о тебе.
   - Ты серьёзно? – Кей сделал глаза тарелками.
   - Да. Я это говорю, чтобы ты опять не устраивал мне сцен и не бегал за мной с молотком. Я просто не очень люблю музыку из «Бенни Хилла»… да и бегать тоже не люблю. Это на случай, если ты увидишь, что я сижу и обедаю с Ричей, не подумал, что у нас свидание.
   - Спасибо, что предупредил.

На самом деле я только что придумал про разговор. Всё это время меня обуревало одно лишь желание набить живот вкусной домашней стряпней.


   

Итак, в обед я и Рича уселись на травке под цветущей сакурой. Вкус еды чуть ли не опьянил меня. Я даже забыл на какое-то время о разговоре, но потом вспомнил. Но решил начать издалека:
   - Знаешь, Рича. Сначала был раскаленный шар…
   - Ты хочешь со мной поговорить о чем-то важном?
   Черт, издалека начать не получится. Придется все сказать прямо.
   - Да. Чисто теоретически можно представить себе ситуацию, что где-то на земле есть один парень. И так получилось, что он испытывает какие-то чувства к одной девушке…
   - Я согласна.
   Я выронил пустую коробку из рук. Рича смотрела в пол. Лицо её было красным, как редиска.
   - На что?
   - Ты же хотел метафорично сказать о том, что любишь меня? И предложить мне встречаться? Так вот, я согласна. Потому что я тебя тоже люблю, Макото. Пожалуйста, позаботься обо мне.
   Рича хотела прильнуть ко мне, но я упал на спину. И она завалилась на бок.
   - Ой.
   - Рича, ты ничего не поняла. Я…
   - Ты, наверное, беспокоишься о том, что я поматрошу и брошу?
   - Нет…
   - Я готова жить с тобой. Готова убираться у тебя дома, готовить тебе обеды. Я даже… готова спать с тобой… в одной кровати… без пижамы…
   Последние фразы давались ей с трудом. Рича так покраснела, что казалось, у неё из ушей повалит пар.
   - Извини. Ты с самого начала меня поняла неправильно. Выслушай и не перебивай. Я не хочу, чтобы получилась путаница. Потому что в противном случае этот порожняк растянется на 54 серии. Так вот. Я съел твой обед только потому, что хотел поговорить о Кее.
   - О Кее? – переспросила Рича испугано.
   Вот сколько живу на свете, а это без малого 16 лет, то никак не могу понять практического смысла этих переспрашиваний. И ответил язвительно:
   - Нет!
   - А о ком тогда? – не поняла Рича. При всей своей миловидности она совершенно недалекая, впрочем, для многих это не недостаток.
   - Проехали. Я и вправду хочу поговорить о Кее. Для тебя не секрет, что он влюблен в тебя. А ты отшила его. И поступила отнюдь не как мудрая женщина. Ты знала, что мы лучшие друзья. И что нет человека в этом мире для меня ближе. И попыталась, словно кошка, пробежать между нами. Ты сказала, что любишь меня и тем самым настроила против меня Кея. Если бы ты просто ему отказала, Кей бы пережил это гораздо легче.
   - Я не понимаю тебя. Ты что, меня не любишь?
   - Именно.
   - Так какого черта ты сожрал мой обед?
   - Потому что я хотел есть!
   - О-бенто, приготовленные с любовью руками кавайной девочки, едят для того, чтобы утолить свой голод?!
   «Я познаю мир», черт возьми. Рича отвесила мне пощечину. И тут же в слезах убежала. Хорошая привычка, сначала заехать по лицу со всей злости, а потом смыться. Надеюсь, она всё поняла правильно.

Когда я пришел в класс, то в меня полетел ботинок с ногой Мики-чан, и вся Мика тоже.
   - Ты урод! – завопила она, яростно дубася ботинком по моему лицу. – Ты обидел Ричу!
   - А ты обидела меня только что.
   - Ой, извини.
   - Ничего.
   Я поднялся на ноги, вытер кровь платком, поставил нос на место и посмотрел на парту, за которой сидела Рича. Она с упоением мастерила куклу вуду, подозрительно похожую на меня.
   - Уже вся школа в курсе того, что ты отшил её.
   - Я тоже человек. И не могу полюбить кого-то только потому, что ему этого очень хочется! – я сказал нарочно очень громко, чтобы Рича слышала. В меня тут же полетела кукла.
   На следующее утро меня разбудил странный запах. Я осторожно спустился на кухню и увидел Кея. Он жарил на сковородке омлет. А на столе стояла гора оладушков. Мамочка уже слопала несколько штук, полив их сгущенкой.
   - Кей, это самое лучшее, что я ела в своей жизни! – завопила она.
   - Перестань, ма, ты меня смущаешь. Доброе утро, Макото.
   - Кей…
   Я снова так растрогался, что хотел обнять друга. На этот раз по объективным причинам. Но вспомнил про Первое правило яоя. И просто сказал:
   - Спасибо, Кей.
   - Это тебе спасибо. Ты открыл мне глаза на кое-кого. Я думал, что она добрая. Но ошибся. Если бы не ты, я бы продолжал тешить себя иллюзиями. Я вчера весь день после школы смотрел кулинарный канал и научился делать омлет и оладушки.
   - Кей, твоей будущей девушке определенно повезет, - заметила мама и подмигнула.
   Когда их взгляды встретились, я снова подумал, что между ними что-то есть. Но быстро перестал об этом думать.

Мика, как всегда, поприветствовала нас двумя отличными пинками. Но у нас было такое хорошее настроение, что мы даже не обиделись на неё. Но зато его быстро испортила Рича.
   Она вышла из-за угла в костюме готик-лолиты. Ярко накрашенная. В руках держала какой-то блокнот в черной обложке. А над её головой почему-то висело яблоко, которое стремительно исчезало по кусочкам.
   - Эээ… Рича-чан, с тобой всё хорошо? Ты странно выглядишь… - пробормотала Мика. Рича хищно улыбнулась и спросила:
   - Ано… Кей, Макото, я давно хотела поинтересоваться, а как правильно ваше имя и фамилия пишется? И ещё вашу дату рождения было бы неплохо узнать. Так, для общего развития.
   - Ну…
   - Не говори ей ничего, - одернул меня Кей. – Я уже посмотрел «Тетрадь смерти», и ничем хорошим это не закончится. Пошлите отсюда.
   - Я всё равно всё узнаю! – прохохотала Рича.

И вы ещё спрашиваете, при чем тут Борис Бурда.



Комментарии:


Наши Друзья:





Реклама: