МАНГА ОБЗОР: Undecided > Под колесами любви

Жаль – мне не удалось найти других работ этого автора. А интересно было бы посмотреть, насколько связаны атмосфера сборника и рисунок. Повлиял ли сюжет историй на выбор графической манеры, ибо последняя больше напоминает рисунок французских импрессионистов: такие же грубые мазки, ярко-выраженная фактура поверхностей. Как ни странно говорить такое в отношение манхвы, это больше похоже на живопись, чем на графику.
   Несмотря на некоторую мрачность и безысходность сюжета всех семи историй сборника «Undecided», все они так или иначе повествуют о любви. Любви потерянной, не найденной, или, наоборот, обретенной. Любви тоскливой, душной, злой, или, наоборот, многообещающей, простой и светлой.

Герои манхвы – люди, живущие на краю реальности, параллельно жизненному потоку, отринувшие социальные ценности, полностью погруженные в себя. Короче, те, про кого говорят - «на обочине жизни».
   Люди эти как будто скользят по поверхности, краткие соприкосновения с реальностью не вызывают особых возмущений ни в их душе, ни в душах окружающих. Они как будто невидимки, отгороженные стеклянной стеной от повседневности. Кто-то из героев уже смирился с таким положением дел и даже не делает попыток пробить эту стену, кто-то, наоборот, пытается хотя бы в своем воображении стать повелителем реальности, суметь воздействовать на нее.
   Героиня одной из сильнейших, на мой взгляд, историй в сборнике «Енду, семнадцать лет», девочка Енду, как раз из тех, кто живет, будто во сне. С одной стороны ею владеют сильные чувства – девочка мечтает отомстить за смерть своего друга, с другой – она настолько равнодушна к самой себе, к своему телу, к тому, что происходит вокруг нее, что даже совершенное убийство никак ее не волнует. Единственная ниточка между ней и миром – картина, половину стоимости которой она уже оплатила, и которая служит шатким доказательством того, что сама Енду и ее друг были в этом мире.
   Лишь раз, при встрече со знакомым стариком в ней вдруг загорается теплый огонек: оба они пускаются в воспоминания, показывают друг другу свои тайные места, куда приходят, когда тяжело на душе. Но это все кратковременно, старик ничем ей не поможет, ибо сам уже на грани и желание жить в нем совсем исчезло.

Графика другой истории - «Польза», более жесткая, даже грубоватая. В ней уже мало плывущих, смазанных линий. Да и настроение весьма отличается – вся она проникнута черным юмором. А как иначе расскажешь о школьниках, обнаруживших труп, и на полном серьезе обсуждающих, как от трупа избавиться. Мало кого из них задевает, что умершая девушка – сестра одной из их одноклассниц. Никто из них не относится к мертвой девушке как, м-м, к человеку. Труп – вещь, неприятная, от которой надо срочно избавиться, чтоб не было проблем. Кончается все так, как и должно – приходят взрослые люди и жизнь возвращается на круги своя. Единственная попытка воздействовать на мир, пусть даже таким диким способом, оказывается такой же жалкой и бессмысленной, как и потуги главного героя научить цыплят летать. Курица – не птица, летать не может. В итоге весь черный юмор истории оборачивается ужасом безысходности и ненужности, собственной бесполезности. Да уж, Пён Пёнгджун умеет вывернуть все наизнанку, даже историю преступной любви.
   Не менее мрачна и безысходна глава «Комната № 202», герой которой, запутавшись в собственных фантазиях, не осознает, что все его попытки управлять миром – иллюзия. Реальность проста и жестока – ни любви, ни разрушения, только тяжелая работа.

На этом фоне живым и ярким фейерверком, свежим порывом ветра, смотрится история «Будь сильным, дедушка!». Начнем с того, что в истории присутствует яркий комедийный момент – кот-фетишист, от лица которого и идет повествование. Который как шут в средневековых произведениях, дает комментарии, показывает свое отношение к происходящему. Это классическая история обретения любви, в средневековом стиле: Рыцарь и его Дама сердца в современном токийском интерьере. Весьма захватывающе и позитивно.

В заключение могу сказать, Пён Пёнгджун – автор и художник весьма интересный, использующий европейские традиции живописи. Весьма своеобразно трактующий распространенные современные комплексы. Часто бывает, что оказываешься как будто выключенным, под стеклянным колпаком, с той стороны, и Пён Пёнгджун рассматривает ситуацию под разными углами, каждый раз давая новый ответ. Да, можно смириться, да, можно уйти в иллюзии, да, надежда есть.


Комментарии: