Авторская Колонка: Газолина > (гаремный сёнен)

3 серия.

Опенинг.
   Новый опенинг. Звучит героическая баллада. Много мускулистых мужиков в шрамах. Макото-кун бегает туда-сюда. Потом Кей бегает туда-сюда. Помидори-чан и Рича-чан стоят на берегу моря, смотрят вдаль, ветер колышет их волосы, они синхронно поднимают руку к виску. Затем все герои в одной куче.

Великая битва!
   Кей против Хентайного трио!
   Макото против фанатов Помидори-чан!
   Абунаги-сенсей против Зеленой феи!

- Мальчики, что произошло? – воскликнула мама, когда утром мы спустились к завтраку.
   У Кея под глазом красовался фонарь. Он мрачно шмыгнул носом и поставил в микроволновку блины.
   - Перестань кудахтать, женщина, мужчина должен быть в шрамах! – воскликнул папа. Так как он был лысый, ветер ничего не сделал с его волосами. Поэтому эта фраза прозвучала отнюдь неубедительно.
   - Ничего особенного, просто кое-кто считает, что Робин хуже, чем Нами, - проговорил Кей. Он достал из микроволновки блины, положил каждому по две штуки, затем полил сгущенкой и продолжил, как ни в чем не бывало: - Итадакимас.
   - Просто кое-кто совершенно не умеет считаться с мнением тех, у кого нагло сидит на шее.
   Меня изрядно достало то, что Кей ведет себя как наш кровный родственник. Будь это какая-нибудь острая социальная драма, мы бы обязательно сделали Кея прислугой. Он жил бы на чердаке и подвергался ежедневным унижениям. А так, живет, как у Ками-самы за пазухой. Ест блины со сгущенкой, смотрит по утрам «Ван Пис» и ещё смеет сравнивать (тут были нелицеприятные выражения в адрес Робин, но пришел Санджи и дал им люлей, и они сгнили) Робин с моей несравненной Нами!
   - Я ни у кого не сижу на шее! – возмутился Кей. – Между прочим, если бы не я, вы бы умерли с голода.
   - Он прав, - кивнула мама. Конечно, защищай его. Зачем считаться с мнением своего ребенка, если можно согласиться с лапочкой Кеем?

Стоп.

Почему это она так быстро согласилась с Кеем? Неужели он имеет виды на мою маму? Она же такая наивная, а он, словно змей, только прикидывается ангелом, а на самом деле…
   - Посмотри, ты раскрошил блин! – воскликнул папа. Что-то он сегодня развосклицался. И правда, пока я обо всем этом думал, я бил ложкой по блину, и он стал похож на кашу. Это всё проклятый Кей! – Если ты так не хотел его есть, мог бы отдать мне.
   - Можете забрать мои, у меня нет аппетита, - Кей придвинул к отцу тарелку с блинами.
   - Ты знаешь, как расположить к себе людей, - проговорил я.
   - Неправда, я просто думаю и забочусь о тех, кого люблю!
   - Ты лицемер!
   - Да ты даже не знаешь, что такое лицемер.
   - Знаю!
   - И что же?

….

….

….

Я взял портфель и ушел. Если Кей думает, что может задавить меня интеллектом, то ошибается. Он просто пытается быть хорошим перед моими родителями.

И перед моей мамой…

Я помотал головой, отгоняя эту лживую мысль.
   В школу я пошел какой-то другой дорогой. Я шел и шел. Какие-то люди кричали мне «Охайо, Макото-кун!» Но им не понять тех тяжелых мыслей, что обуревают меня.
   А волосы, ну хоть бы чуть-чуть пошевелились, ну что за напасть?

Я шел в такой глубокой задумчивости, что в меня внезапно врезалась девушка, которая выскочила из-за угла. И упала. Зная, что когда девочки падают, они всегда раскидывают ноги так широко, чтобы выставить на обозрение все, что у них под юбкой, я с закрытыми глазами обошел её и поднял. А когда открыл глаза, увидел, что это Помидори-чан.
   - Помидори-чан! – воскликнул я. Она поклонилась:
   - Спасибо, что помог мне встать. А ты кто? И откуда ты меня знаешь?
   - Я видел тебя на заседании школьного совета. Я староста 2-А.

Ты заместитель старосты, осёл.
   Отвали, я красуюсь!

- Можешь звать меня Макото.
   - Ты разрешаешь звать тебя по имени, Макото-кун? – поразилась Помидори.
   - Все зовут меня Макото. Просто у меня фамилия тоже Макото. Поэтому вот так… - я смущенно засмеялся. Помидори улыбнулась.
   - Тогда ты можешь звать меня просто Равка.
   - Какое красивое имя… - выдавил я. Помидори Равка. – Но вообще-то это сарказм.
   - Ты думаешь, у меня некрасивые инициалы?
   - Просто ужасные.
   - Спасибо, Макото-кун! – она снова поклонилась, - Ты очень честный. Все вокруг говорят, что у меня очень красивое имя. Но я ведь знаю, что это не так. Что у меня очень плохое имя. Но увы, я не могу его изменить. Имя – это судьба. А если нельзя изменить судьбу, то и имя тоже…
   - Почему же, а паспортный стол?
   - Макото-кун! Ты спас меня во второй раз в жизни! – её глаза засияли. Она взяла меня под руку. И мы пошли вместе в школу. Я просто таял, когда рядом была Равка…
   Но тут перед нами выросла группа людей. У всех у них были в руках портреты Помидори, на голове ленточки с надписью «Помидори-чан – банзай», а в руках – пустые бутылки. Перед ними носился какой-то чмырь в бифокальных очках, который махал веерами и выкрикивал:
   - Помидори-чан! Банзай!
   - Банзай! – отвечали ему остальные фрики.
   Затем чмырь заметил нас, сверкнул очками и наполовину скрылся в тени.
   - Я – президент фан-клуба Помидори-чан, Кизуна Локхарт. Мы продали свои души и юность за Помидори-чан. Она – наша Валькирия.
   - У тебя есть свой фан-клуб? – пробормотал я. Помидори мрачно кивнула.
   - Я надеялся, что такое бывает только по телику.
   - У всех красивых мальчиков и девочек в нашей школе есть свои фан-клубы, - пояснила она. – Вообще Азанами Рейка из твоего класса крышует все фан-клубы. У неё можно записаться в любой.
   - А чем там вообще занимаются?
   - Я не знаю. Я ни разу не была там. Да и как-то не хочется…
   - Эй ты! Прекрати меня игнорировать! – заорал Кизуна.
   - Чего тебе?
   - Как ты посмел говорить с Помидори-чан, не записавшись в очередь? Между прочим…
   - Я не состою в фан-клубе.
   - Тогда как ты вообще посмел подойти к Помидори-чан?! Немедленно убери от неё свои грязные руки! Даже я, президент фан-клуба не смею к ней прикасаться, потому что я чту её священный покой…
   - Нет, - вдруг сказала Помидори-чан. – Я не хочу, чтобы такой урод прикасался ко мне. Идём, Макото.
   У всех фанатов из глаз полились фонтаны слёз.
   - Ты не думай, я вовсе не злая. Но эти парни… мне их жаль, понимаешь? Ведь у них нет ни единого шанса, чтобы быть со мной.
   - Да. Ты не злая. Ты слишком высокомерная, - заговорил я раздраженно. – Знаешь, Равка, ты такая же, как и все японские девчонки. Думаешь, если у тебя красивое лицо и фигура, ты имеешь право оскорблять беззащитных людей? Кизуна влюблен в тебя! И он будет позволять тебе делать с собой всё, что угодно. Как и все эти несчастные идиоты. А ты на самом деле… ты просто красивая кукла, а внутри у тебя – вакуум. Не шведская группа «Вакуум», а просто вакуум!
   Равка офигела. Я никогда не думал, что красивые девочки умеют офигевать. Но её глаза превратились в тарелки, а челюсть сползла до пупка.
   Я развернулся и пошел в класс. Там ко мне сразу же подошла Мика. Она начала пихать меня локтем в бок и говорить злорадно:
   - Вся школа только и говорит о том, как ты поимел Помидори-чан.
   - Я никого не имел, - я покраснел, потому что сразу же себе это представил в прямом смысле.
   И тут мне стало стыдно. Как я мог обидеть девочку? Ведь если я смущаюсь своих эротических фантазий с ней, значит, она не такой уж и плохой человек. Я должен подойти и извиниться. Но тут наткнулся на Кея.
   - Знаешь, твоя главная проблема в том, что ты слишком честный. Люди не всегда готовы к жестокой правде.
   - Ты прав. Извини меня.
   - За что? Я вообще-то говорил о Помидори.
   - А я говорил о тебе. Извини, что наговорил тебе утром. Я просто…
   - Ты ревнуешь меня к своим родителям? Глупый Макото. Они никогда не будут любить кого-то больше, чем тебя. А я… просто понимаешь, когда мои родители бросили меня… я разочаровался во всех людях. Я думал, они все злые. Но ваша семья доказала, что это не так. Вы совершенно безвозмездно приютили меня. И поэтому я так стараюсь для вас, чтобы как-то отблагодарить. Но мне кажется, этого все равно очень мало…
   - Конечно, мало. Когда научишься готовить вкусную домашнюю пищу, считай, что мы квиты.
   - Спасибо, Макото.
   - И тебе, Кей.

С Кеем я разобрался. Но что же мне делать с Помидори? Да, возможно мне стоило преподать ей этот урок вежливости. Но всё же, я был слишком жесток. Мне стоит извиниться.
   Хотя бы потому, что я люблю Помидори-чан.

Ты не можешь в неё влюбиться!
   Почему, глупый автор?
   А как же твоя подруга детства?
   Да я даже не помню, как она выглядит, и как её зовут.
   Но ты поклялся ей в верности!
   Да мне 10 лет было, черт возьми! Мало ли, в чем я там клялся. Главное то, что здесь и сейчас.
   Пф, как это по-мужски.

Тем временем, у 2-А класса начался урок физкультуры. Все плавали. Одно лишь Хентайное трио мрачно заседало у решетки. Им было даже не до прекрасных тел одноклассниц в купальниках. Они были обуреваемы черными мыслями о мести…
   - Посмотрите на этого чертова Кея! – заговорил Бобчи. – Стоит и треплется с Ричей-чан, как ни в чем не бывало. Как будто она ему подружка.
   - Она и так его подруга, как и Мика-чан, - влез Добчи.
   - Не в этом дело. Кем он себя возомнил, черт возьми? Посмотри. Если он думает, что у него смазливая мордашка и общительный характер, то значит можно мешать нашим планам, то он сильно ошибается. Мы должны кое-что сделать.
   - Я придумал! Мы должны…
   - ИЗНАСИЛОВАТЬ КЕЯ!!! – заорал Джонсон. – ТАК МЫ И ЛИШИМСЯ ДЕВСТВЕННОСТИ И ОТОМСТИМ! КАКАЯ РАЗНИЦА, ЯПОНСКИЙ ШКОЛЬНИК ИЛИ ШКОЛЬНИЦА…
   - Заткнись! – Добчи дал Джонсону затрещину. – Мы пришли в этот мир, чтобы наслаждаться красотой девушек, а не парней. У меня есть идея. Мы должны уничтожить что-то, что дорого Кею.
   - Я знаю! Мы должны уничтожить Макото!
   Дьявольский смех.
   - Эм… Друзья, но это же не в нашем стиле, - заметил Добчи.
   - Ты прав. Тогда мы должны…
   - УКРАСТЬ ЕГО ТРУСЫ!
   - Да!!!!

Хентайное трио начало разрабатывать свой коварный план мести. Они продумали все до мелочей. Они должны были неожиданно напасть на Макото и стянуть с него трусы. Перед этим, конечно же, надев маскировку.
   - Ребята, наш план просто великолепен! – ликовал Добчи.
   - ДА!!!
   - Воистину. Но как это может ранить Кея?
   - Всё просто…

(Картина, полностью выдуманная Добчи)
   К Кею подходит расстроенный Макото и начинает плакать на его плече.
   - Кей, меня обесчестили!
   - ОМГ, я не переживу этого!
   Кей плачет на плече у Макото.
   - Я не должен был тогда поступать так с Хентайным трио! О, как мне стыдно!
   (Конец)

Дьявольский смех.

- Отлично! А теперь главное не упустить Макото из вида.
   - Смотрите, он направляется к театральному кружку!
   - ЗА НИМ!!!

Бедный наивный Макото шел и даже не ведал, что за ним двигаются три мстительных тени…

- Привет, девчонки! – он заглянул в аудиторию театрального кружка. Девчонки, как водится, завизжали.
   - Пошел вон отсюда, извращенец!
   - Мне нужно поговорить с Помидори-сан.
   - Так ты один из её фанатов? Тем более, пошел вон! Нечего тут за нами подглядывать.
   - Кому вы нужны, - фыркнул Макото. Равка подошла к нему.
   - Чего тебе?
   - Извини меня. Ты не заслуживаешь таких резких слов. Мне просто не понять человека, у которого много поклонников. Наверное, ты устаешь от этого. И поэтому так реагируешь.
   - Макото-кун…
   У Равки заблестели глаза и порозовели щеки. Тут же вокруг пораспускались розы и зазвучала райская музыка, как будто кто-то собрался яоиться.

Как вдруг идиллия была нарушена.

Три тени набросились на Макото. Они побегали вокруг него и вдруг исчезли. Остался только Макото.
   - Что это было?
   - Я не знаю, - пожал плечами Макото. – Ну что, ты на меня не обижаешься?
   - Нет, нет. Ты очень хороший человек. И ты первый сказал мне правду. Я очень ценю это. И поэтому я решила кое-что сделать. Идем со мной!

А возле двери рыдало Хентайное трио.
   - Никогда! Никогда Штирлиц не был так близко к провалу!!! – рыдал Бобчи.
   - Ну кто же знал, что он не носит трусов… - процедил Добчи.
   - НАША МЕСТЬ НЕ УДАЛАСЬ!!!

- Азанами! – выкрикнула Равка.
   - Чего тебе?
   Староста остановилась посреди коридора. Её волосы шелохнулись.
   - Ты ведь крышуешь все фан-клубы?
   - Да.
   - Я прошу тебя, избавься от моего. Я слишком плохая для того, чтобы у меня был свой фан-клуб. Один хороший человек помог мне это понять.
   - Но у тебя ведь самый высокий рейтинг. После Деппо Джонни (это парень, который очень похож на Джонни Деппа).
   - Ну и что!
   - Пойми одну вещь, Равка. Для кого-то любовь к тебе это смысл жизни.
   - Азанами, - к ней подошел Макото и положил руку на плечо. – Ты ведь сама прекрасно знаешь, что это не любовь. Невозможно любить человека, не зная, какое у него сердце.
   - Ты прав… - дрогнувшим голосом сказала Рейка. – Но они расстроятся.
   - Не думаю, - улыбнулась Равка. – Они быстро найдут себе другого идола.
   - Да…

Давай опять вести повествование от первого лица.
   Третьему лицу это не по нраву.
   Какая разница, я главный герой.

- Знаешь, Равка, я не ожидал. Это очень смелый поступок.
   - Если бы не ты, Макото, я бы не решилась этого сделать. Спасибо…
   Равка поцеловала меня в щеку и скрылась в своем доме.
   Как это мило.
   Я теперь неделю не буду умываться.

А тем временем Кей решил все-таки признаться Риче-чан. Он привел её на крышу. Потом взял её за руку. И сказал:
   - Я люблю тебя.
   - Ано…
   - Я полюбил тебя с того самого момента, как увидел.
   - Это…
   - Нет в мире никого прекраснее и чище тебя. Прошу, будь моей девушкой.
   - Гомен, Кей-кун. Я не могу….
   - Я слишком плох для тебя?
   - Нет. Просто я люблю Макото-куна.

И тут прибежало третье лицо и слопало Макото, которого в этот момент не было в кадре, и поэтому никто об этом не узнал.

Серия тупо оборвалась.

Серия 4.
   (Извините, опенинг сегодня потерялся, поэтому мы написали на картонке название этого аниме, а также название серии)

Название: (писаное на картонке (слово-то какое))
   Столкновение! Макото-ку…
   (извините, на картонке кончилось место)

Кей офигел. Не просто офигел, а, литературно выражаясь, с ужасом воззрился на Ричу-чан и молвил:
   - Почему?
   - Что – почему?
   Этот вопрос поставил Кея в тупик. Обычно в таких ситуациях мужчины всегда спрашивают: «почему», женщины в слезах убегают, и так далее.
   - Почему ты любишь Макото? Он же патлач и все такое…
   - А что, если человек – патлач, то его нельзя полюбить?
   - Нет, ну можно, конечно… Но это создаст определенные трудности. Например, когда вы будете целоваться, его волосы будут лезть тебе в рот.
   - Откуда ты знаешь?
   …
   …
   …
   - Да зачем тебе Макото, если есть я? И я тебя люблю. Объясни, что в нем такое есть, чего нет во мне?
   - Всё очень просто. Всё дело в том…
   Её волосы шевельнулись.
   …
   …
   …
   - Ну?
   - Я ж показала!
   Её волосы снова шевельнулись.
   …
   - Всё дело в шевелящихся волосах?
   - Ну да! Понимаешь, если наши локоны будут шевелиться синхронно в пафосные моменты, это будет смотреться как минимум глупо. Я долго искала человека с мертвыми волосами. Мне всегда нравилось это в Макото. Даже если он изображал Энакина Скайвокера в наших детских играх, его волосы лежали на голове, как сыр.
   «Сыр?» Рича-чан имела сыр сулугуни, но Кей никогда в жизни его не видел, и поэтому глубоко задумался. Пока он думал, Рича-чан в слезах убежала.

Наши родители сегодня допоздна на работе, поэтому я и Кей ужинаем вдвоем. Сегодня он сварил макароны и посыпал их сыром.
   - Макароны? Это на тебя не похоже, - весело сказал я. – Передай, пожалуйста, кетчуп.
   - Кетчуп? Который красный, как кровь предателя? Конечно, - Кей улыбнулся и протянул мне бутылочку. – Может, сыром сверху посыплешь? Ведь твои волосы такие же мертвые как этот сыр.

Внезапно мы вспомнили, что у картонки есть вторая сторона и дописали на ней название серии.

…н против Кея-куна!

- Кей, ты говоришь странные вещи… - я ушел в каплю, а половину моего лица скрыли черные полоски.
   - Мы все говорим странные вещи. Например, кто-то говорит «я тебя люблю», а в ответ слышит: «мне нужен сыр, а не шевелящиеся волосы»…
   Я счел этот разговор бессмысленным и продолжил трапезу. Кей как-то слишком странно на меня смотрел. Так, что я даже подавился.
   - Постучать? – мило спросил он. Я кивнул, продолжая заходиться в удушающем кашле.
   Кей достал молоток и гвозди и начал забивать их в стену, напевая что-то веселое. Я прокашлялся, попил водички и заорал:
   - Что с тобой происходит? Ты себя странно ведешь!
   - А ты нормально себя ведешь? Значит, влюблять в себя ту, что нравится мне – это нормально?
   Кей начал подступать ко мне с молотком. Я попятился.
   - Я никого в себя не влюблял! Даже не думал.
   - Вот именно! Если бы ты больше думал, ты бы шевелил волосами и не был бы нужен Риче-чан!
   - Так вот в чем дело… Рича-чан сказала, что любит меня?
   Сначала эта новость меня не зацепила, но потом я напрягся. Чего это она?
   - Но я же не знал, что она в меня влюбится. Если бы я знал, я бы шевелил волосами из-за всех сил. Мне не нужна Рича! Я люблю другую девушку.
   - Ещё не хватало, чтобы ты разбивал сердце бедной Риче! Я убью тебя, грязный ублюдок.
   Он метнул в меня гвозди. Я увернулся только благодаря тому, что споткнулся о порог и свалился в сад.
   Под музыку из «Бенни Хилла» мы довольно долго бегали по дому. И пока мы бегали, я понял одну ужасную вещь: демон по имени Дьявол (не путать с настоящим Дьяволом, вот ему делать нечего, вселяться в какого-то Кея), который все это время спал в его душе, пробудился из-за стресса, который нанесла Кею Рича. Она не права! Кей – толковый мужик. Ей что – сложно, что ли было повстречаться с ним немножко?
   О, эти ветреные женщины.
   Кей загнал меня на крышу. Внезапно наступила ночь, луна окрасилась кровавым цветом. Зрачки Кея блестели нехорошим огнем (а когда огонь в зрачках был хорошим, спрашивается?). Он подступал ко мне с молотком наперевес. Я уже было попрощался с жизнью, как вдруг…

Небеса раскрылись.

Неожиданно, да?

Ещё более неожиданно то, что из раскрывшихся небес выпала веревочная лестница. По ней, не спеша, спустилась девушка. С длинными светлыми волосами, в длинном розовом плаще с всякими стразиками, пуговичками, наворотами и кармашками. Она остановилась напротив Кея, который все это время, конечно же, стоял и втыкал на неё, направила на него магический жезл, который достала непонятно откуда и произнесла:
   - Отправляйся обратно в ад, о демон по имени Дьявол!
   - Вот так всегда, - обиженно сказал демон, вылез из Кея и спустился в ад. Девушка исчезла гораздо быстрее, чем появилась. А мой друг упал на землю без сознания. То есть, на крышу. Я подбежал к нему, взял на руки, прижал к себе и возопил:
   - Не умирай, Кей!
   Пошел дождь.
   - Nooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooooo!
   - Чего ты орешь? – поинтересовался Кей.
   - Ты не умер?
   - Вообще-то нет.
   - Ну и отлично.

Эндинг, тоже писанный на картонке.



Комментарии:


Наши Друзья:








Реклама:

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (11)