СКРИНШОТЫ:

Реклама:

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (13)




ВОСТОЧНОЕ КИНО > «Любовь и честь» > (Love and Honor, Bushi no Ichibun)

Ёдзи Ямада (Yoji Yamada) – личность без преувеличения культовая и даже мифическая. Режиссер, чей творческий путь начался в далеком 1961 году (свой первый сценарий Ямада написал в 1958). Постановщик семидесяти двух фильмов и автор сто одного сценария, Ямада не собирается останавливаться на достигнутом, несмотря на свой преклонный возраст. Ведь к восьмидесяти годам (пятьдесят из которых Ямада посвятил кинематографу) его талант, наконец, признали за пределами Японии.

Для граждан Страны Восходящего Солнца он – неисправимый и вечный романтик, создатель персонажа-долгожителя Тора-сана (сериал про приключения этого незадачливого коммивояжера и ловеласа «Otoko wa tsurai yo» («Тяжело быть мужчиной») начался в 1969 году и насчитывает более 48 фильмов). Для жителей США и Европы - Ямада едва ли не самый обласканный критиками современный режиссер самурайских фильмов. И это при том, что в обширной фильмографии этого неординарного режиссера – всего три ленты, прозванные «самурайской трилогией» Ёдзи Ямада, посвящены феодальной Японии.

Несмотря на то, что части трилогии не связаны сюжетом, в «Сумрачном самурае», «Скрытом клинке» и заключительном фильме – «Любовь и честь» - прослеживается общая идея и принцип развития сюжета, реализованные в сходной манере и эстетике видеоряда. Это не в последнюю очередь обусловлено тем, что все три фильма – экранизации исторических романов из цикла «Бамбуковый меч и другие истории о самураях» (‘The Bamboo Sword and Other Samurai Tales’) известного японского прозаика, Сюхэя Фудзисава (Shuhei Fujisawa).

Картины повествуют о незначительных самураях с небольшим доходом, которые занимаются рутинной, маловажной работой и выделяются среди такого же позднефеодального «офисного планктона» только умением хорошо владеть оружием. В отличие от обычных для эпохи Эдо самураев-чиновников – герои трилогии не пренебрегают боевыми искусствами, что, впрочем, не помогает им в продвижении по службе. Ведь век бесстрашных воинов прошел, и состоятельному самураю на закате эпохи изолированного феодализма чернильница подходит больше, чем меч…

Герой «Любви и чести» - молодой самурай Синнодзё Мимура (Shinnojo Mimura) – не более чем еще один винтик отжившей свое рудиментарной машины под названием «бакуфу». Доход в 30 коку, который ему обеспечивает должность слуги-дегустатора, позволяет Мимуре содержать небольшой опрятный домик, молодую жену и старика-слугу. В отличие от Сеибэя Игути («Сумрачный самурай») и Мунэзо Катагири («Скрытый меч») – Мимура отнюдь не удовлетворен доставшейся ему должностью и своим образом жизни, считая службу бессмысленной и глупой.

Юноша готовится изменить свою судьбу и покинуть ненавистную систему, которая лишает людей малейших признаков индивидуальности. Но нелепый несчастный случай в одночасье превращает его из кормильца и полного жизни энергичного молодого человека в беспомощного калеку, обузу для своей семьи.
   В оригинале фильм носит название «Честь воина» (Bushi no Ichibun), но для европейского издания Ямада решил подчеркнуть другой важный аспект не только своей картины, но и всего общества феодальной Японии – конфликт между долгом и чувствами.

Как и два предыдущих фильма, «Любовь и честь» развивается по уже известной схеме, кульминацией которой становится финальный поединок. Но если в «Сумрачном самурае» и «Скрытом мече» поединок был навязан законами безжалостной системы, то в «Любви и чести» выбор Мимуры (калеки из низов сословия самураев) принять неравный бой, обусловлен именно его убеждениями и личной честью, а не приказом начальства.

Что касается визуального ряда и сюжета картины – то это все то же, знакомое по «Сумрачному самураю» и «Скрытому мечу» удачное совмещение мелодрамы и японской «исторической драмы» (Jidaigeki), прославленной великим Акирой Куросава. Однако, в отличие от «Семи самураев» и других фильмов мастера черно-белого кино, самураи Ямада практически лишены пафоса и эпичности. И это неудивительно, ведь события «Любви и чести» далеки от противостояния Тайра и Минамото, или битвы при Сэкигахаре. Место пафоса и красочных боев в фильме занимают проработанные до мелочей интерьеры, детали повседневного быта и милые сценки из мирной жизни героев, которые сопровождаются неторопливой музыкой на традиционных японских инструментах.

«Любовь и честь» - на мой взгляд, лучший фильм в самурайской трилогии Ямада. Он удачно сочетает в себе чувственность и трагичность «Сумрачного самурая» с юмором и энергичностью «Скрытого клинка». Грустная осенняя история, в которой всегда есть место для надежды и шутки, не оставит равнодушным даже самых черствых зрителей, а традиционное внимание к декорациям и деталям приведет в восторг любого япониста. Единственный недостаток фильма – он не привносит существенных новшеств в трилогию, и является своеобразной «работой над ошибками» после двух предыдущих картин.


Комментарии к статье:


Наши Друзья:



Evangelion only