AnimeMagazine Online (2009) АниМир от АниМага: АПОКАЛИПТИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ МИРА В ЯПОНСКОЙ АНИМАЦИИ
Виртуальный Аниме Журнал
№68 (02 марта, 2009) / следующий номер 01.04.2009
SHOP : F.A.Q : новости : форум : гостевая : архивы номеров : каталог статей

АиМир от АиМага > АПОКАЛИПТИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ МИРА В ЯПОНСКОЙ АНИМАЦИИ


Авторы: Антон Тудаков aka Monosugoi Syako
sariman
Авторский ТОП АниМага
Почта: monosugoi@animemagazine.ru
sariman@animemagazine.ru

17 Седьмой Ангел вылил чашу свою на воздух: и из храма небесного от престола раздался громкий голос, говорящий: совершилось!
   18 И произошли молнии, громы и голоса, и сделалось великое землетрясение, какого не бывало с тех пор, как люди на земле. Такое землетрясение! Так великое!
   19 И город великий распался на три части, и города языческие пали, и Вавилон великий воспомянут пред Богом, чтобы дать ему чашу вина ярости гнева Его.
   20 И всякий остров убежал, и гор не стало;
   21 И град, величиною в талант, пал с неба на людей; и хулили люди Бога за язвы от града, потому что язва от него была весьма тяжкая.

Все имеет свое начало и свой конец. Вряд ли нам удастся припомнить хотя бы одну религиозную или мифологическую систему, в которой отсутствовали бы истории о сотворении мира и его конце. Независимо от того, созданы ли эти образы исключительно человеческим воображением или на самом деле где-то там есмь Альфа и Омега, мотивы Апокалипсиса будут сопровождать человечество в течение всей его истории, ибо окружающий мир убедительно подтверждает – нет ничего вечного под луной.
   Первое время монополия на конец света принадлежала исключительно религиозным текстам. Более того, ни о каком "постапокалипсисе" в таком контексте и речи быть не могло, ибо в лучшем случае человечество переходило в иную фазу существования (христианство), а в худшем окончательно и бесповоротно накрывалось слегка подмороженным медным тазом вместе со своими богами (скандинавская мифология). В силу вполне объяснимых причин, возможность существования Homo Sapiens на Земле после свершения конца света богословами не рассматривалась. Подобного рода идеи пришли в литературу лишь тогда, когда религии пришлось потесниться под давлением научно-технического прогресса. Образ чадящего железного молоха, пожирающего своих создателей, оказался ближе первооткрывателям жанра, нежели всадники Апокалипсиса, авторитет которых серьезно пошатнулся. В умах человечества впервые зародилась мысль о том, что конец света может наступить гораздо раньше предсказанного Иоанном Богословом вскрытия семи печатей.
   Тему продолжили немецкие и английские романтики, предрекавшие гибель человечества и человека в столкновении с техническим процессом и его последствиями.
   Уже в 1805 году появилась поэма в прозе "Последний человек", написанная Жаном-Батистом Кузеном де Гренвилем, в которой технический прогресс приводит человечество к уничтожению. В романе "Последний человек" Мери Шелли живописала гибель человечества от эпидемии. Ну, а поэму Чарльза Гордона Байрона "Тьма" многие сейчас считают провидческим описанием ядерной зимы.
   Так что тема грядущего Апокалипсиса активно использовалась писателями и поэтами еще 19 века.
   В начале 20 века причин мрачно смотреть на будущее у человечества оказалось еще больше: социальные взрывы, геополитические изменения, глобальная война, все эти потрясения заставляли многих считать их предвестниками конца света. К тому же все традиционно ждали всемирной катастрофы в связи с концом столетия (1900 годы).
   Правда, тема Апокалипсиса обогатилась тем, что многие стали верить, что и после глобальной катастрофы можно выжить. Вот только существование этих немногих выживших представлялось настолько мрачным и ужасным, что просто просилось на бумагу и не могла не будоражить умы. Часто в одном произведении соединялись изображения, собственно, апокалипсиса и жизни после него (постапокалиптика).
   Первое классическое произведение этого жанра — роман Ричарда Джеффриса "После Лондона" (1885), в котором действие происходит спустя тысячи лет после катастрофы. По предположениям Джеффриса, человечество, в результате глобальной катастрофы, скатывается до уровня первобытного варварства, пытаясь выжить, а потом медленно проходит в своем развитии всю историю к феодальному строю времен Средних веков.
   Этот сценарий оказался настолько востребованным, что часто использовался другими авторами. Тот же Джек Лондон, который у нас более известен как певец освоителей севера, золотой лихорадки и романов о животных, в свое время написал весьма яркие романы в жанре апокалиптики, самый известный из которых – "Алая чума". В нем описана пандемия, в результате которой большая часть человечества гибнет, все христианские нормы идут псу под хвост, а социальные и человеческие ценности не имеют больше значения. К слову, это в большей степени социальный роман, чем «чистая» фантастическая апокалиптика.
   В фантастике середины 20 века такой сценарий также разыгрывался не раз, "Отклонение от нормы" Джона Уиндема, "Гимн Лейбовичу" Уолтера Миллера, "Долгое завтра" Ли Брэкетт, изумительный "Парень и его пес" Харлана Эллисона. Да что их перечислять, все читали в детстве. Главное то, что человечество в результате "откатывается" в своем развитии далеко назад, устанавливаются новые нормы, весьма далекие от цивилизованных. И только от воображения автора зависит, насколько низко человечество падет. Постапокалиптические образы в литературных произведениях также весьма мрачны: как правило, выживают лишь изолированные сообщества, противостоящие внешней угрозе и отвергающие чужаков. Человечество берет на вооружение принцип «жесткой селекции», буквально, включает систему распознавания "свой-чужой". Чужаки, каковы бы ни были отклонения, хоть светлый разум и доброта, всегда изгои и обречены.
   Сценарии апокалипсиса, правда, в 20 веке очень обогатились: уже не только фатальное столкновение с кометой или всемирная эпидемия, но весьма актуальными стали захват Земли инопланетными существами и последовательное истребление землян (Герберт Уэллс "Война миров"). Довольно забавно на этом фоне смотрится классический роман Джона Уиндема "День триффида", в котором роль "инопланетных" захватчиков сыграли ядовитые шагающие растения, выращенные самими людьми (как сказали бы сейчас – ГМО). Достойного сопротивления этим тварям население Земли не смогло оказать по причине того, что ослепло от света пролетающего мимо планеты метеоритного потока.
   Не менее популярны оказались сценарии природной катастрофы, тотальной войны с применением ядерного и другого оружия, и даже появление искусственного разума и его выход из под контроля человека с последующей «войной машин». Интересно, что, ядерная угроза успела стать глобальной для ученых до того, как была создана первая атомная бомба. Начальные расчеты группы Оппенгеймера показали, что одна-единственная цепная реакция может уничтожить весь водород и азот на Земле. К счастью, ученые ошиблись.
   Как правило, все эти произведения несут весьма пессимистический взгляд на человечество, на его способность сохранить разум, выжить, сохранить социальные и моральные нормы. Скорее, в апокалиптической и постапокалиптической литературе все человеческие ценности подвергаются жесткой проверке, и, как правило, ее не проходят.
   Конечно, тема эта не обошла и кинематограф. Первый фильм на постапокалиптическую тематику был снят в 1924 году и носил весьма говорящее название "Последний человек на земле". Забавно, что тема уничтожения человечества в кино была популярна "волнами": 50-е, 80-е и нынешнее десятилетие весьма обогатило набор "смертей" человечества и его последующего мучительного выживания. Причем, интересно наблюдать, как менялись причины уничтожения человечества: от захвата земли инопланетными существами, тотальной войны и ее последствий до природных катастроф, ставших столь популярными в последнее время.
   Понятно, что такой богатый материал не мог не быть использован японскими аниматорами, гораздыми на выдумки. И тут были не только опробованы все известные темы и приемы, но и добавлены новые. Но японцев более привлекла тема выживания человечества, становление социальных отношений в мире после глобальной катастрофы. Тут их фантазия разыгрывается, предлагая разные варианты существования человеческого общества. Но все они, как правило, весьма пессимистичны.
   Наиболее распространенным является вариант установления тоталитарного строя, где технократы, владеющие артефактами практически стертой в результате глобальной катастрофы цивилизации, правят миром твердой рукой. Как пример можно привести классический полнометражный фильм "Akira" режиссера Отомо Кацухиро. В нем действие происходит спустя 21 год после кошмарного взрыва, стершего Токио с лица земли. Пусть здесь речь идет об одном городе, но мир Нео-Токио, скорее, представляется как модель жизни для всего человечества после глобальной катастрофы. Здесь показано, как история падения человека и уничтожения в результате достижений технического прогресса, попавших не в те руки, повторяется. Вообще, тема злобных сильных мира сего, способных ради собственных сиюминутных прихотей уничтожить весь мир весьма сильна в японской постапокалиптической анимации. Это даже скорее напоминает основные темы киберпанка, недаром часто эти жанры, киберпанк и постапокалиптику, путают. А иногда и намеренно переплетают. Как пример такого сплетения можно привести "Battle Angel Alita" 1993 года, режиссер Фукутоми Хироси. Здесь показан мир спустя много лет после катастрофы, жестко разделенный на "верхний" и "низший" по классовому признаку. В нижнем, попросту трущобах, люди прозябают, довольствуясь мусором, падающим к ним из «верхнего» мира. Половина жителей этой мусорной свалки человечества – киборги, имеют механизированные части тела, а жители привилегированного «верхнего» мира часто использую «низших» в качестве хранилища органов для пересадки.
   Еще более жестко показана участь человечества в аниме "Desert Punk" Инагаки Такаюки. Тут остатки человечества влачат жалкое существование в пустыне. Главным законом становится – не верь никому, убей первым, тогда выживешь. Понятно, ни о каких человеческих ценностях речь и не идет. Наоборот, чисто человеческие желания главного героя приводят его к краху. Хотя, справедливости ради, отметим, что сюжет "Desert Punk" скорее носит характер сатирический и подается с немалой долей циничного юмора.
   Есть у японцев и весьма светлый вариант "средневекового варварства", в которое человечество скатилось после катастрофы и весьма, надо заметить, уютно живет. Имеется в виду "Scrapped Princess". Правда, уют этот оказывается иллюзорным, и здесь не обходится без жестокой правящей элиты.
   Но японцы не были бы японцами, если б не дали человечеству шанс. "Stellvia of the Universe" Сато Тацуо оказывается весьма позитивным взглядом на возможность человека преодолеть свою судьбу. Когда человечество в результате далекой космической катастрофы оказывается на грани гибели, оно находит в себе силы для объединения и развития, чтобы избежать печальной судьбы. Даже графически это аниме существенно отличается от своих мрачных собратьев по тематике.
   Это только начало - в следующей части мы более подробно расскажем о том, как показаны темы апокалипсиса в японской анимации, какие сюжеты предлагаются, каков взгляд на возможности человечества у японский аниматоров.

Назад Вверх Вперед