Автор статьи:
Тень

Email: old@chgnet.ru

"Шаблоны - это
кирпичики аниме!"
(с) АниМаг

Animemaniacs Magazine Online (2006) Авторская колонка: Это была плохая ночь (ФанФик)
АВТОРСКАЯ КОЛОНКА  >  Это была плохая ночь (ФанФик)

В последнее время, в виртуальной редакции нашего журнала было много "горячих" споров по различным поводам. Нужны ли повторы обзоров? Хорош, или плох AИР?
    Подобные споры, навели меня на мысль, написать то, что вы будите читать ниже : ).


    Это была плохая ночь. Резкий северный ветер гнал по тёмному небу рваные клочья облаков, гнул к земле верхушки деревьев, бился в закрытые ставни и двери. Жёлтый зрачок полной луны равнодушно глядел с небес, словно кошачий глаз. Где-то, в тёмных городских трущобах громко выла собака.
    Гордый человек, редко выказывавший слабость, согнулся в поклоне, уткнувшись лбом в пол.
    - Умоляю, Алекс-доно! Измените своё решение!
    Его доспехи глухо звякнули. Пламя в стоявшем рядом с ним светильнике заколебалось и едва не погасло.
    - Нет, Легион... - с грустью в голосе ответил владыка Анимага, - На этот раз нет.
    Воин поднял голову, и в его глазах был гнев.
    - Я не смирюсь с этим!
    - Никто не отнимет у тебя это право, - по лицу Апекса скользнула тень грустной улыбки, - ты будешь сражаться?
    - Да, - Легион с силой ударил кулаком в пол, - я найду тех, кто поддержит меня. Пока я жив - повторов не будет.
    Некто, притаившийся в тени тронного зала, удовлетворённо кивнул.
    Это была плохая ночь.
    Небольшая дверца в стене окружавшей дворец бесшумно закрылась за спиной Легиона, оставив его наедине с царившим на узкой улочке полумраком, с которым тщетно сражался одинокий фонарь. Некоторое время воин стоял неподвижно, словно прислушиваясь к чему-то, а затем не спеша пошел прочь от дворца.
    - Может хватит прятаться в тени, старый интриган? - угрюмо произнес он в темноту.
    - Быть там - моё призвание, - насмешливо ответил ему кто-то.
    - Ну да, - Легион презрительно скривил губы, - Чего ещё ждать от Тени?
    Налетевший порыв ветра взметнул полы плаща, в тщетной попытке сорвать его. Глупый ветер.
    - Я слышал твой разговор с Повелителем, - промолвил невидимый собеседник Легиона.
    - Неужели? А я думал, это крыса сопела в углу...
    Из темноты донесся смешок.
    - Я был замечен... Что ж, достойно воина клана Дедов.
    - Что тебе нужно? Говори, или проваливай.
    - Как грубо.
    Легион уверенно продолжал свой путь по ночным улицам Столицы, направляясь в сторону Торгового Квартала. Ночные улицы были пусты, не видно было даже стражи.
    - У меня нет причин быть любезным с тобой.
    - Даже если я приму твою сторону?
    - Что?
    Воин резко остановился.
    - Да, я согласен с твоим мнением - повторов не было, и не должно быть.
    - Вот как, - Легион нахмурил брови, и на мгновенье задумался, - интересно...
    - В доказательство моей лояльности, прими от меня совет - поосторожнее на перекрёстке. Удачи, и спокойной ночи.
    Легион почувствовал, что остался один. Скрипела на ветру вывеска мелкой лавчонки, журчала вода в уличной канаве, где-то вдали стукнула колотушка ночной стражи. Он продолжил путь, пристально вглядываясь в ночную темноту.
    - Легион, мы пришли за тобой!
    Едва он подошел к перекрёстку, как дорогу ему перегородили трое. Лунный свет поблескивал на лезвиях их клинков. Ещё трое выскочили из переулка позади него. Их лица были прикрыты масками, но ему не было нужды их видеть - он и так знал кто это. Клан Салаг.
    - Готовься к смерти!
    Зазвенела сталь, вскрикнул человек, кровь брызнула на мостовую. Один из салаг выронил меч, и, схватившись за живот, упал не колени. Другой неловко отскочил в сторону, и, ударившись плечом в стену дома, сполз по ней, оставив на белой штукатурке неровный, тёмный зигзаг.
    - Сдохни!
    Меч третьего салаги бессильно проскрежетал по левому наплечнику доспехов Легиона.
    - Слабо, - мрачно буркнул дед, и ответным ударом рассек противнику горло.
    Хлынула кровь. Трое оставшихся завопили, и разом бросились на него размахивая оружием и мешая, друг другу. Щенки. Он встретил их натиск и выстоял, расшвыряв нападавших в разные стороны как котят. Кто-то из них всё же достал его, он почувствовал боль в бедре.
    - Есть, - радостно завопил счастливчик, и тотчас поперхнулся криком.
    Меч Легиона наискось перечеркнул ему грудь. Эти глупцы не надели доспехов, скорее всего, помня о его силе, хотели взять скоростью. Салаги - что с них взять. Двое оставшихся растерялись, и замерли на месте не зная, что делать.
    - Нападайте, - глухо произнес Легион.
    Он медленно поднял меч над головой открываясь для удара снизу. Один из противников попался на этот трюк.
    - А-а-а!
    Малый ринулся вперёд целя ему в живот.
    - Ха! - отрывисто выдохнул Легион, опуская меч ему на голову.
    Последний из салаг попятился назад, выставив перед собой меч, в лунном свете его лицо было бледным как мел.
    - Вы пришли спорить со мной, - Легион шагнул вперёд, - Но ваши аргументы слабы.
    Салага тяжело и часто дышал, было видно, как дрожит меч в его руках. Легион сделал ещё один шаг, он опустил оружие, и тяжёлые капли крови сбегали по лезвию капая вниз, на мостовую.
    - Как вы мне надоели…
    Что-то просвистело в воздухе. Меч Легиона резко взметнулся вверх, со звоном отбив в сторону маленький метательный нож, летевший ему прямо в лицо.
    - Прошу прощения, что задержался.
    С этими словами из темноты появился щегольски одетый юноша, подбрасывавший на ладони ещё один нож.
    - Моё имя Сапфир, и я тоже хотел бы поспорить с тобой, Легион.
    Второй нож постигла судьба первого, отбитый быстрым движением меча, он отлетел в канаву.
    - Я помню тебя, - лишенным эмоций голосом произнес Легион, - "Эльфийская Песня".
    Щеголь отвесил ему шутовской поклон, потянув из ножен на бедре длинный боевой нож.
    - Это ба-альшая честь…
    В следующий миг, он ринулся в атаку, покрыв расстояние между ними одним молниеносным рывком. Удар. Яростный скрежет железа. Легион отбил устремившийся ему прямо в лицо клинок, и в тот же момент почувствовал, как резкая боль обожгла ему бок. Сапфир отскочил назад, и принялся, пританцовывая кружить вокруг него. На его лице застыла усмешка, похожая на хищный оскал.
    - Ну что, дед - неплохо для салаги?
    - Для салаги - неплохо… - ответил Легион, со странной интонацией в голосе.
    Со стороны, это было похоже на странную игру, на нелепый танец, который танцевала эта странная пара… танец смерти. "Правая нога" - подумал Сапфир, подбираясь к противнику все ближе. "Скрытый клинок в левой руке - вот как он достал меня" - подумал Легион, готовясь его встретить.
    - Лови!
    Сапфир выбросил левую руку вперёд, метнув ещё один нож прямо в лицо Легиону, и тут же прыгнул следом нанося удар. Он ударил, ощутив, как острие ножа не смогло найти щель в доспехах деда, и отскочил назад… Недостаточно быстро…
    - Ар-ххх…
    Левая рука перестала слушаться, и повисла как плеть - тонкий стилет выпал из ослабевших пальцев. Правый рукав элегантной куртки был распорот от плеча до локтя и стремительно темнел. Проклятье!
    - Господин Сапфир!
    Уцелевший салага справился со страхом и собирался броситься на помощь.
    - Назад! - резкий выкрик Сапфира ударил его как кнут, - Он мой!
    - О…. - каменная маска на лице Легиона дала трещину, он улыбнулся.
    Похоже, этот парень решил стать серьёзным. Что ж, посмотрим, что у него есть.
    - Готовься, - Сапфир замер в странной боевой стойке, и голос его дрожал от напряжения, - Я иду.
    Легион почувствовал это - энергию высвобождаемой КИ. То, что отличает обычного человека от воина. Скрытую силу, дарующую божественную мощь. И в тот же миг его противник исчез… чтобы появиться прямо перед ним.
    - Аргх…
    Мир перед глазами Сапфира стал другим, это происходило каждый раз, когда он пользовался своей силой. Все стало размытым, зыбким, туманным, словно во сне, лишь только его противник, его цель осталась неизменной. Время игр закончилось, и у него не было права на ошибку.
    - "Три неотразимых удара", - делая выпад, он словно клич выкрикнул название техники, овладеть которой стоило немалых трудов.
    Первый - правое предплечье, обойдя взметнувшийся для защиты лица и горла меч, второй - правое плечо, в щель между наплечником, и кольчужным воротом, третий - в отрывшееся горло… Третьего удара не было.
    - Ха! - с рёвом выдохнул Легион, и словно взорвался, со страшной силой впечатав рукоять своего меча в живот Сапфиру.
    Его швырнуло назад. Он попытался приземлиться на ноги, но боль была слишком сильна и пришлось упасть. Откатившись в сторону, Сапфир сумел подняться на колени, и взглянуть на своего врага. Боль от удара была нестерпимой.
    - Неплохо! - прорычал Легион, - Совсем неплохо!
    Было непонятно, как он может стоять после стольких ран, как может держать меч.
    - НО НЕДОСТАТОЧНО!
    Дед воздел меч над головой, и резко опустил его вниз, как будто наносил удар по чему-то невидимому. Ещё не выйдя из боевого транса Сапфир успел уловить яркое свечение КИ, окутавшее его. А потом по улице пронесся смерч. Настоящий смерч, который срывал вывески, выбивал окна, и казалось ничто не могло остановить его безумную, всесокрушающую ярость. Это длилось недолго - всего пару ударов сердца….
    - Ничего себе….
    Двое израненных людей ввалились в грязный переулок, с трудом переводя дух. Один из них упал на четвереньки, и тяжело отдуваясь, даже не пытался встать, другой, зажимая рукой рану в плече, привалился к стене.
    - Значит, это и был "Стальной Ветер", - прошептал он, - Интересно…
    - Господин Сапфир… - жалобно пробормотал другой, - я приношу свои извинения…. Мы не думали…
    - А надо было! Это не так просто - спорить с сильным оппонентом.
    Хескульд наслаждался этой ночью, которая должна была положить начало новым, весёлым временам, наступление которых он предвкушал уже давно. Глупец сказал что трудно жить в эпоху перемен… Разве это не счастье, наблюдать как творится история? А творить её самому - счастье вдвойне. Баюкая в руках чашу с дорогим заморским вином, он сидел на скамье, стоявшей посреди небольшого сада, любовался ликом луны, и слушал шум ветра. Лежавшая у его ног маленькая мохнатая собачонка подняла морду, и глухо зарычала.
    - Тихо, Аска, тихо, - Хескульд нагнулся и потрепал собаку по шее, - Я слышу.
    Неспешным, ленивым движением он положил руку на рукоять одного из двух мечей, лежавших рядом с ним на скамье.
    - И кому не спится в такой час? - с иронией спросил он у луны.
    Скрипнул гравий садовой дорожки. Кто-то, не скрываясь, шел к нему от главных ворот поместья.
    - Хмм…. - Хескульд задумался.
    Его привратник был исключительно грубым, и неразговорчивым типом, не склонным впускать посторонних в такой час. А переступить через этого типа, бывшего вышибалу, было достаточно сложно. Пальцы медленно сомкнулись на рукояти.
    - Спокойно, - угрюмо буркнул приближавшийся к нему человек, - это я.
    Хескульд удивленно вздернул бровь.
    - Легион.… Разве ты не должен был быть сейчас на полдороги к Мунлайту?
    Тяжело ступая, Легион подошел к скамье, и опустился на неё, положив ножны с мечом на колени.
    - Планы изменились.
    Голос Легиона был мрачен, да и внешний вид тоже оставлял желать лучшего. Его доспехи и одежда были забрызганы кровью и прибывали в беспорядке, правое плечо перетянуто самодельной повязкой. Он был похож на боевого пса побывавшего в хорошей драке - мрачного, израненного, но всё ещё очень опасного. Протянув руку, Легион схватил стоявшую тут же на скамье бутылку, и, запрокинув голову, припал к её горлышку, делая шумные глотки.
    - Неужели Салаги всё же решились сделать глупость?
    Легион неохотно оторвался от бутылки, и пожал плечами.
    - А чего ты от них ожидал?
    Он встряхнул опустевший сосуд и вздохнул.
    - И как это было? Как обычно. Много эмоций, и мало весомых доводов - Салаги. Правда…
    Легион притронулся к повязке на плече, и поморщился.
    - Правда? - с интересом спросил Хескульд.
    - У них появился новый боец - он шустрый, и у него есть один фокус.
    - Это он достал тебя?
    - Да.
    - Это было везением?
    - Нет.
    - Что ж, - Хескульд хищно ухмыльнулся, - Это делает игру интереснее. Ещё интереснее.
    Он радостно рассмеялся, и звонко хлопнул себя по коленям.
    - Знаешь, Легион - с тобой никогда не бывает скучно. Я рад, что присоединился к тебе.

Небольшая гостиница на окраине Столицы была погружена во тьму, но это не значило, что её обитатели спали.
    - Я хочу знать, - с усталой злостью произнес Сапфир, - Кому пришло в голову эта авантюра?
    Сидевшие вокруг него салаги опустили глаза.
    - Он… - неуверенно промолвил один из них, - Он был среди тех, кого убил Легион.
    - Что ж… - Сапфир невольно вздрогнул, когда бинтовавший его руку лекарь туго затянул повязку, - За свою глупость он расплатился сполна.
    - Господин Сапфир! - недовольно возвысил голос высокий юноша, подпиравший стену у входа, - Недопустимо говорить так о павших!
    Ну вот, хоть кто-то решил показать характер. Остальные были подавлены поражением, и напоминали кучку неудачников готовых сдаться. Сжатые в бессильном гневе кулаки, растерянность в глазах, сгорбленные спины. Только что они были бойцами, готовыми до конца бороться за свои идеалы, а теперь на них жалко смотреть. Плохо.
    - Да, мы совершили ошибку, - продолжил юноша.
    Хмм… Неплохо, он сказал "мы", а не "они". По крайней мере, парень не спихивает ответственность на убитых.
    - Но мы были обязаны попытаться! Если бы нам удалось, с дороги Повторов был бы убран большой камень!
    - Тогда почему ты не пошел с остальными? - спросил Сапфир, глядя ему глаза.
    Юноша замешкался с ответом, и опустил взгляд.
    - Ну?
    - Наш прежний лидер был против этого, - подал голос спасённый Сапфиром салага.
    После того, как над ним потрудился лекарь, этот счастливчик стал похож на живого, нежели на мертвого, но всё ещё был плох. Утром его должны были переправить в одно из тайных убежищ, а пока он лежал в углу, завернутый в одеяло.
    - Вот как?
    - Да… - раненый закашлялся, - Дженикус всегда спорил с ним.
    Все понятно. Сапфиру сразу вспомнился разговор с Призраком, когда тот отправлял его в Столицу.
    - Знаешь, кто наш главный враг? - спросил тогда его Призрак.
    - Деды?
    - Нет. Наш главный враг - мы сами.
    Что ж, после услышанного, это очень похоже на правду. Даже имея дело с Легионом, они не могут избежать ненужных споров и выяснения отношений.
    - Это правда, Дженикус?
    Юноша кивнул.
    - А если я скажу, что завтра, мы попытаемся снова - ты пойдешь со мной?
    В зале гостиницы повисла тишина, лишь потрескивал фитиль в масляном светильнике, да скрипел в стене жук древоточец. Все взгляды были обращены на них, даже доверенный лекарь, собиравший свои снадобья обратно в ящик замер на месте, пораженно глядя на Сапфира.
    - Да, - гордо вскинул голову Дженикус, - я пойду.
    - Хорошо, это тот ответ, что я хотел услышать.

Не слишком обременённая одеждой нека, сидевшая на коленях у Мунлайта, водила тонким пальчиком по его широкой груди.
    - Поиграем, они-чан? - томно помурлыкала она, трепеща длинными ресницами.
    Мунлайт задумался. С одной стороны, нужно было побывать кое-где…
    - Ня, - мурлыкнула хвостатая чертовка, и потерлась об него всем телом.
    С другой стороны, туда вполне можно сходить и завтра.
    - Марин, - чувственно произнес он имя своей новой любви всей жизни, - Я говорил тебе, что ты прелесть?
    Нека довольно заурчала и закрыла глаза, Мунлайт потянулся к её губам, и вздрогнул, когда кто-то в соседней комнате громогласно принялся требовать некого "Мунлайтишку". Он без труда узнал голос.
    - Легион, - мрачно сказал он ворвавшемуся в комнату человеку, которого тщетно пыталась остановить хозяйка заведения, повисшая у него на плече, - Тебе кто-нибудь говорил, что ты БОЛЬШАЯ ЗАНОЗА В ЗАДНИЦЕ?
    - Это моё второе имя, - не моргнув взглядом, сказал воин в ответ.
    - Господин Мунлайт, - заголосила старуха, - Я говорила ему…
    - Отвяжись, старая ведьма, - Легион буквально вышвырнул её за дверь, - И ты брысь, хвостатая.
    Нека недовольно зашипела, поджав уши.
    - Иди, - мягко сказал её Мунлайт, - я ещё вернусь.
    Марин нехотя соскользнула с его колен, и покинула комнату, одарив его на прощание многообещающим взглядом.
    - Это вряд ли, - мрачно буркнул Легион, захлопывая дверь за её спиной.
    Мунлайт вздохнул, и с грустью покачал головой. Похоже, этого угрюмого вояку изменит только могила.
    - Ты нам нужен, - Легион не стал ходить вокруг да около, - Я писал тебе в письме.
    - А то, что я не ответил, тебе не о чём не сказало?
    Легион нахмурился, и стал ещё более угрюмым. Пожалуй, в этот момент он более всего походил на "Бич Эльфийской Песни" - как называли его Салаги.
    - Значит…. вот как…
    - Да, - Мунлайт твердо встретил его негодующий взгляд, - Мне нет дела до Повторов.
    - Даже если это будет грозить Анимагу?
    - А кто сказал, что это будет грозить Анимагу?
    Легион задохнулся от негодования.
    - ЧТО!?
    Его рука метнулась к ножнам, и замерла на пол дороги. Мунлайт, спокойно смотрел на него снизу вверх, беззаботно развалившись на одеялах.
    - Дружище, - задумчиво произнес он, - а ты не думал о том, что мир постоянно меняется. Уходят одни идеи, а вместо них приходят другие.
    Легион слушал его, не произнося ни слова.
    - Сколько всего произошло из-за Эльфийской Песни, и что? Ничего. Совсем ничего. Так стоит ли воевать из-за повторов?
    Легион опустил голову, и повернувшись к нему спиной направился к двери.
    - А ради чего…. стоит?
    Тихо произнес он, переступая через порог.

Двое путников неспешно поднимались по склону холма, на вершине которого высились развалины старого храма. Они были совсем не похожи на монахов.
    - Ты что, и в самом деле поверил, что мы пойдем за головой Легиона? - удивлялся Сапфир, - Неужели я так похож на самоубийцу?
    - Но…
    Настороженно оглядывающийся по сторонам Дженикус вздрогнул, когда из кустов дикого шиповника, бурно разросшегося по обеим сторонам выложенной камнями дорожки, с шумом взлетела небольшая пичуга. Лезвие его меча покинуло ножны на толщину мизинца.
    - В тот момент мне показалось, что ты говорил серьёзно.
    А он быстрый, отметил про себя Сапфир, и это хорошо.
    - Я просто проверял, осталась ли у тебя храбрость. Любой кричит о своей смелости, пока дело не дошло до драки, и не пролилась кровь. А вот потом, - Сапфир развёл руками с кислой миной на лице, - Потом, многие начинают говорить по-другому.
    - Понятно…
    - Обиделся?
    - Нет! - Дженикус покачал головой, - Я понимаю. В тот момент мы выглядели жалко.
    Сапфир мысленно накинул парню ещё пару очков - из такого выйдет толк, если он уцелеет.
    - Куда мы идем?
    - Нам нужны союзники, и если Призрак не ошибся, то тут мы сможем обрести одного.
    - И кто он?
    - Дед.
    Дженикус замер на месте, с широко раскрытыми от удивления глазами. В этот момент он был похож на мальчишку, впервые увидевшего представление уличного фокусника.
    - Дед?! - пораженно произнес он.
    - Да, - Сапфир, как ни в чем не бывало, шагал дальше, - Он хороший боец, и искушен в Тайном Искусстве.
    - Но…. - Дженикус не сразу смог подобрать слова, - Но ведь мы воюем с Дедами!
    Сапфир пренебрежительно фыркнул.
    - Забудь эту глупость! Мы воюем со старыми идеями, и теми, кто защищает их.
    Поднявшись на вершину холма, они оказались перед полуразрушенной стеной храма, заросшей плющом. Ворота, давным-давно сорванные с петель, лежали на земле, сквозь сгнившие доски пробивалась трава.
    - Мрачно место… - негромко произнес Дженикус.
    - Наверное, тут хорошо думается, - ответил Сапфир.
    Они вошли во двор, и остановились перед руинами храма, от которого осталась только груда обломков. На одном из крупных камней закрыв глаза, сидел человек. Мужчина средних лет, на открытом лице которого лежала печать спокойствия. Он был одет как странствующий монах, вот только к облику служителя богов плохо подходила нагината, которую он держал в правой руке. Лезвие оружия зловеще поблескивало в лучах клонившегося к закату солнца.
    - Что нужно от меня Салагам? - громко произнес он не открывая глаз.
    - Нас послал Призрак, - ответил Сапфир, - Время Перемен пришло.
    - Я понял.
    Сапфир коротко поклонился этому странному человеку, и пошел прочь. Дженикус, направившийся было за ним следом, остановился, и немного помешкав, задал вопрос.
    - Почему… Почему вы помогаете нам?
    Дед открыл глаза, и молодой Салага невольно вздрогнул - этот человек был слеп.
    Рыба утку спросила, вернется ль вода,
    Что вчера утекла, если да, то когда?
    Утка рыбе сказала, когда нас зажарят,
    Все вопросы решит сковорода…
    Остановившийся в воротах Сапфир покачал головой.
    - Этот Войд странный парень.

День был чудесен. Небо было безоблачным, и ослепительно синим. Солнце, уже миновавшее зенит, перестало припекать, и, сменив гнев на милость, лишь ласкало своими лучами. Воздух был чист, и свеж.
    - Да, - сказал Хескульд самому себе, - что-то есть, в этих загородных прогулках.… Почему я не думал об этом раньше?
    Неспешно шагая по дороге, он медленно приближался к деревянному мосту, переброшенному через небольшую речку, питавшую водой крестьянские поля. Маячившую посреди моста фигуру, он заметил издалека, и, приблизившись, убедился в том, что это и есть автор письма, лежавшего у него в рукаве. Молодой человек, чья поза явно выражала вызов, а взгляд решимость. Чего стоила одна рука, твёрдо лежавшая на рукояти меча в простых ножнах.
    - Ты Хескульд… - твёрдо произнес салага, пронзая Хескульда суровым взором.
    - Да, - Хескульд со вздохом развёл руками, - Это я.
    Молодой человек ухитрился сделать свой взгляд ещё более суровым, похоже, он не терпел шуток.
    - Не играй со мной, дед! Ты принимаешь мой вызов?
    - Ну… Если тебе этого хочется.
    - Что!? - на мгновенье спокойствие изменило молодому салаге, - Что ты сказал?
    Хескульд смущенно почесал затылок.
    - Признаться, сегодня мне совсем не хочется драться, но если меня просят - я не в силах отказать.
    Молодой человек гневно дернул щекой, и скривился, словно отведав кислую сливу.
    - Ты и вправду - Шутник.
    Его меч с еле слышным шипением покинул ножны.
    - Моё имя Лёд, я девятый меч клана.
    Даже не подумав взяться за оружие, Хескульд вступил на мост, и старые доски скрипнули под его сандалиями.
    - Моё имя ты знаешь, - весело произнес он в ответ.
    Его противник метнулся ему на встречу, занося меч для удара. Столичный стиль, отметил про себя дед - неплохая копия. Сталь звонко зазвенела о сталь, когда метнувшийся к его горлу клинок, наткнулся на короткий меч, который он выхватил левой рукой.
    - Ха!
    Второй удар был сильнее. Хескульд почувствовал холод, исходивший от оружия салаги, и ощутил, как по его руке пробежала волна озноба. Это помешало ему нанести ответный удар. Ого, а парень неплох. Третий удар стоил ему рукава, и неглубокой царапины на запястье. Снова холод, немыслимый в этой летней жаре.
    - Ты хорош, Шутник, - негромко сказал Лед, готовясь к новой атаке, - сразив тебя, я стану первым.
    Пламя высвобожденной Ки ярко пылало в нём. Отбив удар, Хескульд понял, что у него немеют пальцы.
    - Какова твоя последняя шутка, Шутник?
    Клинок салаги с шумом рассёк воздух. Речная чайка, сложив крылья, упала вниз, выхватив из воды мелкую рыбёшку.
    - Ещё не время… - негромко произнес Хескульд, аккуратно убирая меч в ножны, - для моей последней шутки.
    Меч Льда со звоном упал на доски моста. С удивлением, он поднес к лицу окровавленную ладонь.
    - Не… может быть…
    Сделав пару неверных шагов, он перевалился через низкие перила, и упал вниз.
    - Нет, не быть тебе первым…. Девятый.

ПОИСК В ЖУРНАЛЕ:

Web animemagazine.ru
Google
Журнал основан в 2002 году. Использовать материалы можно только с разрешения авторов! @ Герасимов "Saotome" Алексей (adminr@animemagazine.ru)